09.09.2018
Кирилл Иванов
«Мы еще не поняли, что люди могут срываться от безнадеги»

К сожалению, колумнист Радыё Свабода Сергей Дубавец был прав, назвав убийство участкового в Ивацевичском районе «прецедентом новой реальности».

Прогноз Сергея Дубовца о том, что эта самая реальность может стать в Беларуси обыденной практикой, начал сбываться меньше чем через неделю. Когда в Пинске сотруднику пришлось применять удушающий прием против затеявшего с ним драку нетрезвого гражданина.

Оба громких скандала показательны реакцией рядовых граждан на случившееся. В Пинске в толпе, обступившей инспектора и потерявшего сознание в стычке с ним прохожего, едва были слышны голоса тех, кто заступался за гаишника.

Племянник стрелка, убившего участкового, до сих пор получает в соцсетях ободряющие комментарии. Некоторые, как и Дубовец, пишут о том, что «это только начало».

Читая комментарии в соцсетях, ловишь себя на мысли, что голоса считающих убийство сотрудника милиции неприемлемым, просто тонут в общем гуле гневных реплик в духе «если в стране не работает закон, работает револьвер». А еще на форумах можно встретить напоминание о Врадиевке — украинском селе, ставшем символом народного бунта против милицейского беспредела.

Тем временем, участники дискуссий делатся предположениями о том, что могло послужить спусковым крючком в истории под Ивацевичами. Вот один из комментариев: «Все просто. Денег нет в деревне, есть паны, которые ловят рыбу, получают большие зарплаты и смотрят на всех свысока. Вот иногда «холопы» и поднимают бунты. В Европе это давно поняли, поэтому «холопов» хорошо кормят, а паны их не борзеют. Мы еще не поняли, что люди могут срываться от безнадеги».

Звучит достаточно шаблонно, если не спорно. Но с последним предложением, учитывая заголовки в прессе, трудно не согласиться.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:112)