16.07.2018
Дмитрию Галко грозит три года: «Я шокирован запросом прокурора»

Гособвинитель запросил для журналиста Дмитрия Галко, обвиняемого в насилии в отношении сотрудника органов внутренних дел, три года лишения свободы.

— Прошу учесть положительные характеристики Галко и то, что он не состоит на учетах. В связи с этим прошу суд признать Галко виновным в совершении преступления по статье 364 и приговорить к трем годам лишения свободы, — зачитала гособвинитель Орловская.

Адвокат Галко Наталья Мацкевич во время судебного заседания зачитала несколько характеристик от бывших работодателей подсудимого: нескольких газет и Белорусской ассоциации журналистов.

— В характеристике из «Экономической газеты» говорится, что к исполнению своих должностных обязанностей относится ответственно, дисциплинирован, никаких дискуссий, помимо газетной тематики, не вел. Характеристика из «Новага часу»: в газете он работал с 2009 по 2013 год, занимался темой, связанной с гражданскими активистами, украинской тематикой, попал в Украине в плен, — зачитала адвокат.

Галко ў судзе: «Капітан Чыркоў мяне агаварыў, бо баяўся праверкі»

Гособвинитель зачитала данные следствия. Согласно им, подсудимый указал, что сопротивления не оказывал, удары милиционерам не наносил.

— Но из показаний свидетеля Чиркова стало известно, что Галко открыл дверь в состоянии алкогольного опьянения, а когда Чирков показал свое удостоверение, чтобы пройти в квартиру, Галко стал хватать его за служебное обмундирование, и оба оказались на полу в квартире. Галко выражался нецензурно, выталкивал Чиркова из комнаты.

Обвиняемый нанес Чиркову удар по руке, когда тот пытался вызвать по телефону подкрепление. После этого в комнату вошел сын Галко Ян и стал наносить удары Чиркову. Чирков упал на пол, и Галко ударил его еще несколько раз. Чирков также видел, как Галко порвал куртку Казановскому — тот находился в гражданской одежде, — зачитала гособвинитель.

Адвокат журналиста во время прений заявила, что свидетель Чирков, проходящий мимо балкона, где стояли подростки и шумели, не сделал им замечание, а пошел в милицейский участок. Оттуда он почти час звонил коллегам в инспекцию по делам несовершеннолетних.

— То есть он не пытался сразу препятствовать совершению правонарушения, которое, по его словам, в квартире якобы происходило, — сказала адвокат. — Единственная информация, которую получили сотрудники на входе в квартиру, то, что у сына Галко день рождения и он не хочет впускать их в квартиру. Все остальные предположения Чиркова и Казановского о том, что в квартире совершалось правонарушение в отношении девушек или еще кого-то, не подтвердились. Все обвинения необоснованны. Галко возражал против их входа в квартиру.

По словам адвоката, один из свидетелей также указывал, что отец Яна пошел за документами, а милиционер вошел в квартиру сам, хотя хозяин возражал. Никто из милиционеров не объяснял присутствующим их права, ничего процессуального с их стороны в течение долгого времени не проводилось.

— Действия потерпевших милиционеров по проникновению в жилое помещение граждан, ведению там видеосъемки неправомерны. А в данном случае выходит, что любые действия милиционеров оправданны, но такая практика довольно опасна. Галко 25 ноября 2017 года не задерживался из-за подозрения в совершении преступления, и дело было возбуждено только через 10 дней.

Действия не могут квалифицироваться по статье 364, поскольку не указано, в отношении кого он совершал насилие, схватил за куртку — не насильственное действие. Настаиваю на том, что в действиях Галко отсутствует состав преступления, повреждение мобильного телефона Чиркова не доказано, — сказала Наталья Мацкевич. — Прошу Галко оправдать, в удовлетворении исков отказать.

«Я шокирован запросом прокурора»

Дмитрий Галко произнес в суде и последнее слово, в котором еще раз вспомнил хронологию событий 25 ноября 2017 года.

— Я шокирован запросом прокурора. Я бы хотел еще раз вернуться к фактической стороне дела, что касается противоречий в показаниях Чиркова и Казановского. Что касается балкона, большого, на две квартиры, застекленного, из-за которого нельзя слышать внятную или невнятную речь. Вообще не уверен, что цель визита Чиркова в квартиру была как-то связана с тем, что он увидел или не увидел на балконе. По словам милиционеров я пропустил их в тамбур, а потом встал в дверях квартиры. Если бы я был настроен на какой-то конфликт, я бы устроил его в тамбуре, а не в квартире.

У Казановского и Чиркова показания не сходятся: у первого гаснет свет, когда я что-то делаю с Чирковым, второй на что-то отвлекается в этот же момент. Там очень много противоречий, которые не сходятся. В том числе, не сходятся и показания о том, как Чирков оказался в комнате, что там происходило, как вели себя присутствующие. Как я якобы бил Чиркова, не видел никто. Я не трус, я человек смелый, я не люблю бегать, поэтому я решил вернуться из Украины, надеясь на справедливый судебный процесс.

В нашей стране очень много нас учат повиноваться, мы стоим на красный свет и так далее. Чему нас не учат, так это как вести себя в случае совершения незаконных действия против нас. Я долго думал в СИЗО и тюрьме, что я должен был делать в случае незаконного вторжения милиции в свой дом? Оказалось, что я просто потерял бдительность и законопослушность просто разрушила мою жизнь, когда я открыл дверь этому человеку. Остается драма: рухнувшая карьера, остается одна женщина с малолетним на руках, еще одна с несовершеннолетним.

Суд удалился в совещательную комнату. Приговор будет вынесен 17 июля.

Напомним, история началась в прошлом году в конце ноября, когда несовершеннолетний сын Дмитрия Ян отмечал свой день рождения, где присутствовал и отец. По версии милиции, в квартире была громкая музыка, кто-то вызвал участкового. Когда участковый появился, то у него якобы произошла стычка с Дмитрием, в результате которой у милиционера был разбит мобильник.

Стоит отметить, что на празднике у несовершеннолетних был алкоголь. А потом участников задерживали омоновцы. Один из подростков, убегая, прыгнул с балкона, сломал ногу.

Сам Галко говорил, что просто взял милиционера за руки, никакой драки не было.

Через какое-то время после того инцидента Галко с сыном уехал в Украину, в Мариуполь, где живет его жена. В апреле Галко решил вернуться в Беларусь и был задержан на украинско-белорусской границе.

Дмитрий Галко свою вину не признает. На одном из судебных заседаний он, как сообщало «Радио Свобода», лишь допустил, что мог неумышленно разбить телефон милиционера, когда пытался выпроводить его из квартиры, потому что тот «вошел незаконно».

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:8)