.

15.06.2018
Семен Печенко
Дачники: «Есть тормозная труба от МАЗа, так она ловит девять каналов»

«Салiдарнасць» подсмотрела на одном из дачных поселков под Минском, чем сегодня живут дачники.

Утренняя электричка Минск-Молодечно. Кто-то читает газету, кто-то дремлет, обняв рюкзак, большинство пассажиров сосредоточилось на экранах телефонов. В глубине вагона компания пенсионеров обсуждает главную проблему сезона — засуху, убивающую будущий урожай не только на дачах, но и колхозных полях.

При этом дачники с надеждой смотрят в окно, где с самого утра многообещающе хмурится небо. И небо не подводит. Выйдя в Пралесках, люди достают зонты: «Ну что, дождались?»

На противоположной стороне от железнодорожной остановки расположен небольшой поселок работников карьера «Радошковичи». Лет десять назад мы с женой приезжали сюда смотреть дом. В то время за него просили 40 тысяч долларов. Тогда такая цена за неухоженный двухкомнатный дом, расположенный в сотне метров от железной дороги и в сорока километрах от Минска, никого не удивляла (мы от покупки все же отказались).

Пока рассматриваю то, что когда-то могло стать моим, мимо проезжает дед на квадроцикле. Руки сами тянутся за фотоаппаратом.

— Что вы там фотографируете? Откуда приехали? — навстречу идет местный житель, по виду — глубокий пенсионер.

Услышав, что я из газеты, мужчина сразу переходит к наболевшему:

— Да уже приезжали! И не один раз, сам письма писал. И ничего не меняется. Видели, какая у нас дорога? Летом, когда сухо, пыль сплошной завесой до самой ночи стоит, на улицу не выйти.

Мимо, как нарочно, один за одним едут самосвалы — груженые и порожние.

— А ведь здесь когда-то асфальт лежал. Все разбили этими машинами. Кстати, это не к вашему приезду дорогу с утра полили, чтобы не пылила? — улыбнулся мужчина, показывая на участок грунтовой дороги, превратившийся в грязное месиво.

Мой собеседник представляется Валентином Ивановичем.

— Меня тут все знают. В пятидесятые я все эти дома построил. Потом и сам тут остался жить и работать. Работал на карьере. Там мне ноги засыпало, одна до сих пор кривая, — углубился в прошлое новый знакомый.

В ответ делюсь своими воспоминаниями о давней поездке в Пралески.

— Этот дом? Да, продала она его в конце концов. За сорок, говорите? Она за семнадцать тысяч отдала. А по соседству такой же продавали вслед за ней. Тоже хотели за семнадцать, но в итоге смогли только десять тысяч выручить, — делится Валентин Иванович.

В поселке есть несколько молодых семей. В детсад и на учебу детей возят кто в соседние Радошковичи, а кто и в Заславль.

Заходим в магазин. Их здесь несколько по обе стороны железной дороги. Ассортимент не уступает любому небольшому магазину в Заславле. Судя по рекламе, здесь можно купить даже разливное пиво.

Через дорогу за остановкой начинаются садовые товарищества. Стволы деревьев и заборные столбы залеплены рекламой, обещающей услуги востребованных в дачных поселках специалистов и подключения спутникового ТВ.

Дождь усиливается. Дачники бегают с ведрами и бочками, подставляя емкости под водосточные трубы.

Среди простеньких времянок часто попадаются просторные коттеджи, обшитые деревом и сайдингом, с небольшими детскими площадками и банями на участках. В глаза бросается большое количество теплиц — слова моего недавнего собеседника подтвердились: многие здесь продолжают, как и в былые годы, заниматься огородничеством.

— В магазине с такими ценами и нашими зарплатами всего не купишь. Вот и приходится в огороде гнуть спину, — объясняют дачники.

У входа на территорию СТ «Венок» под стеной дома пережидает дождь мужчина пенсионного возраста.

— Конечно, держим огороды, а как же! У нас ведь тут по 10 соток участки. Это у кого по пять, то им куда тот огород разводить, — разводит руками новый собеседник.

По его словам, все овощи у него на столе исключительно с собственного огорода:

— Я помидоры с огурцами в магазине не покупаю, все свое.

Товарищество, насчитывающее 118 участников, относится к МАЗу. Начало засушливого лета дачникам помогли пережить две большие цистерны, на 60 тонн каждая.

— Вода тут есть у всех, электричество. Газ недалеко от остановки поездов проведен, но мы тут пользуемся небольшими баллонами. Мне вот на сезон двух пятилитровых за глаза хватает. А если что — то есть маленькая электроплитка, — рассказывает дачник.

В поселке есть и те, кто живет здесь круглый год:

— У них на участке своя скважина. Нажал кнопку, не выходя из дома, и пошла вода. Мы же на зиму не остаемся, воду отключают.

По словам пенсионера, в их поселке практически не бывает шумных компаний:

— Тут в основном пожилые люди. Молодежь на дачу не загонишь. Моему внуку 18 лет. Так он говорит: «Дед, мне интернет нужен!» А я себе думаю — а мне он на что, тот интернет?

Не нужно дачнику и спутниковое телевидение:

— У меня есть тормозная труба от МАЗа, которая в качестве антенны ловит девять каналов. Зачем мне это спутниковое? Вот сейчас поработаю и пойду смотреть футбол.

Как дачи во времена СССР ссорили и объединяли белорусов

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4 (оценок:14)