.

15.05.2018
Стнислав Лобатый, фото Павла Орловского, mlyn.by
Как гастарбайтеры из Бангладеш влюбляются в Беларусь

Перерабатывающий завод возле закрывшегося полигона «Северный» в Минском районе. За конвейерной лентой стоят улыбчивые, но слегка усталые бангладешцы.

Джамир и Рафик – друзья с детства, вечно молодые энтузиасты, любители путешествовать и искать нечто новое. Давая понять, что заняты работой, просят внезапно нагрянувших журналистов немного подождать.

– Джамир, сколько на часах? – на ломаном русском интересуется веселый Рафик.

– Через 10 минут конец смены. Чай пойдем пить.

– Смотрите не зазвездитесь, раз интервью будете давать! – подначивают белорусские коллеги по цеху.

Чайный перекур

Оставив, наконец, конвейер, по которому бесконечно идет картон и целлофановая пленка (на заводе им дают вторую жизнь), парни жестом приглашают нас на перекур. Через полчаса вновь за работу, таков привычный режим. А пока есть немного свободного времени, общаемся.

Мы сидим в тесной, но уютной бытовке, а мои собеседники вдаются в воспоминания.

– Когда четыре года назад приехали в Беларусь, впервые увидели снег, – припоминает Рафик. – В самолете люди надевали куртки, а ведь вся наша команда – 8 человек – в шортах прилетела! В Дакке тогда плюс 25 было, в Минске – минус 10. Говорю сейчас – и холодно становится. Может, чаю?

Чайные традиции бангладешцы, пожалуй, как и любой другой народ Азии, чтят особенно. Да и в принципе с почитанием обычаев у них проблем нет. Например, одна из них: попадая в дом бангладешской семьи, нужно обязательно похвалить хозяйку, дом и угощения. Из особенностей: привычное среди европейцев приветственное рукопожатие в Бангладеш – один из признаков дурного тона, так как прикосновение друг к другу считается неприличным. Еще их народ верит в загробную жизнь и весьма серьезно относится к языческим ритуалам и тотемам: заклинаниям, предзнаменованиям и талисманам.

«Здесь люди не проваливаются в канализацию»

– Почему прилетели именно в Беларусь? – спрашиваю.

– На бирже труда увидели предложение из-за границы: грузчик на перерабатывающем заводе, – продолжает Рафик. – Решили: почему бы не попробовать? Тем более деньги на то время предлагали неплохие – 500 долларов. В нашей стране средняя зарплата – 100 долларов. Бангладеш – самое густонаселенное государство в мире. Представь себе: в стране, которая в 116 раз меньше России, проживает 170 миллионов человек. Безработица процветает. Там, откуда мы родом, горы мусора уже давно слились с достопримечательностями и старинными храмами, а реки захламлены не меньше, чем суша. Притом в Дакке нет мусорных урн. Ни одной. Другое дело здесь.

По рассказам парней, в столице Бангладеш напрочь отсутствует центральная канализация и очистные сооружения, к которым привыкли мы. Отходы человеческой жизнедеятельности стекают в озера и реки, а дальше – в Бенгальский залив. Пешеходам приходится быть очень осторожными: в тротуарах делают отверстия для прочистки, куда по незнанию можно провалиться.

– В Минске такого нет, – вступает в разговор Джамир и осторожно замечает: – Еще в Дакке, как и во всей стране, не существует Правил дорожного движения. Города загружены транспортом, рикшами и людьми – ощущение полного хаоса!

Языковой барьер

Время сравнений закончилось, и мы плавно переходим к теме «начала всего».

– Как преодолевали языковой барьер, когда прилетели в Беларусь? – интересуюсь у Джамира.

– Общались через гугл-переводчик. Найти автобусную остановку и сориентироваться в городе без помощи местных поначалу было непросто. Кстати, на белорусском могу кое-что сказать. Слушай: «як справы», «добрай раніцы», «я цябе кахаю», «джакуй».

– Не «джакуй», а «дзякуй»! – поправляю.

– Ты не понимаешь: в бенгальском языке нет буквы «з». Так и говорим – через «ж».

Живут парни в двухэтажном доме, арендованном за счет предприятия, в садовом товариществе «Текстильщик» неподалеку от работы. Здесь нас встречает Махмуд – самый старший в команде бенгальских энтузиастов. Сегодня он за хозяина – выходной.

Ему 36. Женат на крупчанке Валентине. На родине работал агрономом, но мизерная зарплата стала поводом для переезда в другую страну. Махмуд гладит кота Мурзика по загривку, а затем, сунув в печку немного березовых дровишек, пересекает комнату с каким-то угощением в руках. Это мисти – национальный десерт бангладешцев. Поджаренные на сковородке творожные шарики в сахарной пудре. Вкуснотища!

Душа у Махмуда нараспашку. И сам он как праздник.

– Что больше всего нравится в Беларуси? Культура, традиции, люди. Еда. Самая любимая – вареная картошка с соленым огурцом или помидором. Полюбил шашлык и копченую скумбрию. Нравятся драники – благодаря им поправился на 10 килограммов, – запальчиво признается собеседник. – Здесь впервые попробовал алкоголь. В нашей стране его нет в принципе. Зато есть бетель. Это травяная жвачка, отбивающая всякое желание пить. А еще воздух в Беларуси какой-то особенный – свежий и сладкий, как сок березовый.

В доме прохладно, пахнет специями. На кухне Зубазур и Рипон – еще два колоритных персонажа – готовят рис с рыбой – свое национальное блюдо. Обычная пища бангладешцев: овощи, злаки, бобовые, горчица, рыба и морепродукты. И конечно, рис. Это основа всего рациона. Рис варят, тушат, жарят. Из него готовят хлеб и сладости, он заменяет мясо. Из экзотики кухни этой страны – блюда из змей и насекомых…

За 6000 км от родного дома

Национальный вид спорта в Бангладеш – крикет (такой вид бейсбола). За свою сборную они болеют всей страной, причем если идет матч, то смотреть его будут повсюду – в кафе, в офисе, в магазинах.

– За то время, что живем в Беларуси, успели влюбиться в биатлон, футбол и хоккей, – улыбается Махмуд. – Вашу Дарью Домрачеву знают и в Бангладеш!

Переводим разговор в другое русло. Вопрос о семьях, оставшихся на родине. У Рафика и Джамира там сыновья – 7-летние Акажминалиб и Джунаид. Большую часть зарплаты их отцы высылают домой.

– Очень скучаю по родному дому, а без Беларуси жить не могу, – признается Рафик.

– Но здесь нет ни гор, ни пустынь, ни океанов…

– Это неважно. Главное – культура, закон, отношение. У вас люди свободно ходят по улицам, не боясь, что у них что-нибудь украдут.

Тем не менее вернуться на родину все-таки придется: у Рафика заканчивается регистрация, а продлевать срок директор предприятия не намерен. Кто-то нашел выход из сложившейся ситуации: в планах Джамира – уехать в Витебск и получить статус беженца, остаться работать в Беларуси. Брак с белоруской Махмуду дал возможность автоматически получить вид на жительство. У Рипона планы куда более «наполеоновские» – парень получил украинскую визу и в ближайшее время поедет учиться в Харьковский институт бизнеса и менеджмента.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4 (оценок:15)