.

15.03.2018
Руслан Горбачев
Две причины, почему ситуация с БелАЭС напрягает все больше

До физического запуска БелАЭС остался год – согласно последним планам первый энергоблок заработает в феврале 2019-го. Но есть несколько причин, по которым окончание главной стройки страны не выглядит радостным событием.

Фото atom.belta.by

Власти все еще не знают, куда будут девать энергию, вырабатываемую БелАЭС

В 2011 году Александр Лукашенко емко объяснил свою веру в целесообразность возведение атомной электростанции в Островце: «Мы уйдем от импорта электроэнергии и будем значительную часть ее поставлять на внешние рынки».

Самое смешное, что первая причина стала неактуальной еще до запуска БелАЭС. В конце прошлого года министр энергетики Владимир Потупчик объявил, что с 2018-го Беларусь полностью отказывается от импорта электроэнергии – оказалось, ее по силам замещать собственной выработкой даже без АЭС.

Общее потребление электроэнергии в Беларуси в 2017 году составило почти 37 млрд. кВт.ч. Первая наша атомная станция собирается вырабатывать около 18 млрд. кВт.ч.

Что касается поставок на внешние рынки, то за год до запуска первого энергоблока у белорусских властей нет не то что контрактов, но вообще каких-либо договоренностей. Из-за строительства АЭС отношения с Литвой настолько испорчены, что она костьми ляжет, чтобы не допустить белорусскую электроэнергию в страны ЕС. Но и без того, никому, похоже, та и не нужна.

Чиновники лихорадочно и без успеха пытаются втюхать будущий продукт соседям. Последние новости на эту тему таковы.

В декабре министр Потупчик выразил готовность экспортировать электроэнергию в Польшу и Украину (реакции не последовало). В феврале глава государства на встрече с латвийским премьер-министром Марисом Кучинскисом заявил, что БелАЭС может «стать достоянием» этой страны Балтии (реакции не последовало).

Власти, очевидно, пребывают в растерянности. Министерство энергетики все чаще озвучивает идею, что профицит электроэнергии позволит сократить потребление газа. Выгода от такого шага в виде конкретной суммы не сообщается. Вице-премьер Владимир Семашко и вовсе озвучил выглядящую фантастической идею, что излишки энергии используют белорусские электромобили.

И, конечно, пока совсем не слышно о планах, когда же возведенный объект выйдет в плюс. Напомним, властями для строительства АЭС была открыта в России кредитная линия на 10 миллиардов долларов.  

Будущее вовсе не за атомной энергетикой

Летом прошлого года Александр Лукашенко так объяснил решение о возведении атомной станции: «Это высочайшие технологии. В ряд с космическими, IT-технологиями, цифровой экономикой — за ними будущее».

Примерно в то же время технический директор Google и известный технологический футуролог Рэй Курцвейл сделал прогноз на ближайшее будущее. Внимание: уже через десятилетие, в 2028 году солнечная энергия станет настолько дешевой и распространенной, что будет удовлетворять всей суммарной энергетической потребности человечества.

Эксперты все чаще твердят: мир переживает энергетическую революцию – первую со времен открытия атомной энергии.

Но белорусским властям не стоит унывать: они не единственные, кто отличился на этом фоне. В конце прошлого года «Росатом» начал строительство АЭС, аналогичной белорусской, в несчастной Бангладеш.

Что скрывается за стенами «образцовой» стройки БелАЭС

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:179)