10.03.2018
Павел Рос
Андрей Мороз: «В 90-е мы упустили шанс сделать скачок в экономическом развитии»

Белорус, вернувшийся из Новой Зеландии, чтобы открыть собственную пивоварню, в рамках спецпроекта «Бизнес и страна» рассказал «Салiдарнасцi» о перспективах своего дела в Беларуси.

Андрей Мороз уже три года как является совладельцем небольшой пивоварни, которая выпускает крафтовое пиво под брендом «TRYE Beer».  

Андрей, в то время, когда многие молодые белорусы стремятся уехать из страны, вы вернулись назад из Новой Зеландии. Почему?

– Есть такая теория, что каждые 5-7 лет своей жизни человек должен менять род деятельности. Просто, когда человек слишком долго занимается чем-то одним, он теряет драйв и креативность – поэтому нужно иногда кардинально все менять.

Расскажите, чем вы занимались там до возвращения?

– Я очень долго был связан с химией и фармакологией. И дошел до момента, когда мне нужно было решать – или делать карьеру в науке, или пробовать что-то кардинально новое. Я решил выбрать второй вариант.

Я правильно понимаю, что в Новой Зеландии вы работали химиком-фармацевтом? Это достаточно высокооплачиваемая специальность.

– Сначала я защитил диссертацию в Германии, получил степень доктора естественных наук. Потом поехал в Новую Зеландию, где занимался научной деятельностью в университете в ранге постдока. Там я провел пять лет.

Вам предлагали остаться?

– Мне предлагали остаться не только там, но и поехать в Польшу работать в университете. Но я решил вернуться в Беларусь.

Расскажите, как это произошло – в какой момент вы решили для себя, что точно возвращаетесь назад.

– Я вообще по жизни человек увлекающийся. В какой-то момент заинтересовался домашним пивоварением. Стал разрабатывать рецепты, пробовать варить пиво. В Новой Зеландии это очень распространено, там много магазинчиков для домашнего пивоварения, где можно купить уже готовые наборы – и, грубо говоря, по инструкции все это смешать.

Так и я: купил наборчик, сварил пиво – выпили с друзьями. Как сейчас помню, это должен был получиться какой-то светлый эль, но вышло что-то совершенно отвратительное. Первая неудача подвигла нас на следующие эксперименты – после этого я втянулся и понял, что мне понравилось.

На одном из конкурсов домашних пивоваров профессиональные судьи поставили мне высокие оценки – мои портер и стаут заняли первое место. Получив хорошие отзывы, я почувствовал уверенность в собственных силах.

Сложно ли было поехать в Беларусь, которая не считается самой благоприятной страной для бизнеса, и рискнуть начать здесь свое дело?

– Конечно, открыть свое дело за границей проще, чем у нас. Но на Западе есть уже давно сложившаяся иерархия, пробиться в которую очень сложно. А у нас рынок молодой. Посмотрите, после распада СССР прошло уже несколько десятилетий, но я не скажу, что за это время мы особо продвинулись вперед. До сих пор существует много ниш, которые совершенно свободны.

За рубежом есть другой плюс: там, если ты умеешь делать что-то очень хорошо – пишешь программы или делаешь стулья из дерева, то ты голодным не будешь. Вот этот принцип у них всегда работает. В Беларуси же мало делать что-то хорошо, нужно уметь это применить в наших условиях.

Поэтому тот, кто уезжает и становится наемным работникам, чувствует себя хорошо, потому что там лучшее отношение к труду и более высокие зарплаты. А для бизнеса в Беларуси открыто больше  горизонтов. Реально у нас еще нет и половины того, что есть во всем мире.

Например, крафтовое пивоварение. Когда в Беларуси в полной мере развернулось это направление?

– Пожалуй, у нас все это началось только три года назад, когда, собственно, мы и стали организовывать свою пивоварню.

В тот момент были в каком-то роде первопроходцами. И даже сейчас все еще создаем эту нишу. Да, это тяжело, потому что с новым продуктом всегда так: людей надо обучать, рассказывать, почему крафтовое пиво – это хорошо.

Так что же такое крафтовое пиво?

– В моем понимании – это ремесленное пиво, сваренное «как для себя». Да, оно в силу многих причин дороже. Но это как бабушкино варенье или дедовы колбаски из деревни – сделано с любовью. Тут вопрос выбора: пить что-то необычное и интересное, или поддерживать крупные пивные корпорации покупая безликий массовый продукт.

Вы верите в то, что Беларусь – это пивная нация?

– На данный момент белорусы не очень пивная нация. Сказываются долгие годы в СССР и мощное водочное лобби. Но исторически у нас  пивные традиции уважали не меньше, чем, например, в Чехии.

Даже в исторических документах написано, что средний шляхтич выпивал когда-то в среднем в день один гарнец пива. Гарнец – это мера объема где-то на четыре литра. Конечно, пиво было немножко другое: тогда употребляли столовое пиво, которое содержало всего 2-3% градуса алкоголя. Только на праздники подавали более крепкие, насыщенные сорта, которые вызревали гораздо дольше.

То есть, теоретически, если бы не исторические обстоятельства в виде революции 1917 года, то Беларусь сегодня могла бы быть такой же пивной страной, как Чехия или Германия?

– С точки зрения традиций пивоварения мы ничем не отличаемся от других северных европейских народов – немцев, чехов, англичан. Рос бы у нас виноград – были бы винной нацией, как греки и итальянцы.

Возрождаете ли вы сейчас старинные белорусские рецепты? И, на ваш взгляд, нужно ли это делать?

– Мне интересна белорусская пивная традиция. Особенно, когда смотришь записки историков, которые поднимали летописи, обряды и обычаи в Беларуси. И там каждая строчка может быть указанием на какой-то старинный сорт пива.

Мы сейчас работаем над возрождением этих сортов. Например, свои собственные сорта пива – характерные для своей местности – есть в Эстонии, Финляндии, Польше. Я надеюсь, что нам тоже удастся создать сорт, который будет ассоциироваться с нашей страной, который внесет ее на европейскую пивную карту. Важно, чтобы он был качественным и узнаваемым.

Есть мнение, что белорусское пиво – плохое. То ли вода у нас неправильная,  то ли ингредиенты низкого качества, но критику в адрес нашего пива приходится слышать часто. Вы с ней согласны?

– Я всегда говорю, что одна из миссий нашей пивоварни – это сломать стереотип, что белорусское сырье плохое. И якобы это причина того, что белорусское пиво тоже не особо хорошее.

Мы используем только белорусский хмель и белорусский солод, пока серьезных претензий по качеству не было. Конечно, нельзя говорить, что наш хмель лучше, чем американский – он просто другой.

В США, к примеру, сосредоточено около 40% всех мировых хмельников – у них прекрасный климат, у них растет хмель фруктовый, цитрусовый, с различными тропическими ароматами.

Белорусский хмель более спокойный, пряный, травянистый –  но и этим он уникален. Выращивают белорусский хмель под Малоритой. Мы на 100% используем его, ищем какие-то интересные сочетания сортов. Хотим передать именно характер белорусского пива. Нам это интересно.

Как пивовар вы пришли в профессионалы из домашнего пивоварения. А это вообще легально в Беларуси – варить дома пиво?

– Да. Если варишь для личного употребления, то без проблем. Угостишь друга – тоже ничего страшного. А вот если захочешь продать немного своего пива, то это уже нелегально.

В Штатах все устроено иначе. У них есть очень много нано-пивоварен. То есть, человек может работать где-то наемным работником с утра до вечера, но вечером он приходит домой, идет в свой гараж – и там варит пиво.

Он может сварить, например, 50 литров в месяц, заплатить один символический налог – и заниматься продажами, иметь свою торговую марку. То есть, он реально имеет право продавать это пиво.

У нас же это не то, чтобы нереально, но и в таких объемах абсолютно экономически неэффективно.

Сколько нужно денег, чтобы создать маленькую пивоварню в белорусских условиях? Сколько сил на это нужно потратить, чтобы официально зарегистрировать?

– Нужно потратить очень много средств и очень много сил. Конкретные цифры зависят от обстоятельств.

Ну хотя бы ориентировочно цифру можно назвать?

– Я уже реально потерял счет. В нашем случае было вложено не только много финансовых ресурсов, но и человеческих, личного времени. Мы до сих пор продолжаем вкладываться в пивоварню – надеюсь, что когда-нибудь она принесет свои плоды.

Что нужно сделать с белорусским чиновником, чтобы пивная отрасль в Беларуси переродилась, чтобы начали появляться новые молодые пивоварни?

– В принципе, с 1 января 2019 года будут вводиться новые технические условия по производству пива. И там уже есть для производителя некоторые интересные моменты, которые приближают нас к мировой практике. Есть надежда, что будет меньше бюрократии и волокиты.

Но надо и дальше это направление развивать. Ведь в Беларуси до сих пор вся нормативная документация устаревшая, продолжают действовать еще советские стандарты. Это сильно тормозит процесс. И не только в пивоварении.

На ваш взгляд, достаточно ли государство поддерживает частный бизнес?

– Недостаточно. Ну не должно быть так, что пивоварня с производительностью пять тонн в месяц должна работать на таких же условиях, как пивоварня с производительностью 500 тонн.

Хотя бы на стартовом этапе для новых предприятий должны быть какие-то налоговые каникулы, упрощенные процедуры – чтобы облегчить именно запуск и выход нового товара на рынок.

В Беларуси есть кое-какие подвижки в IT-сфере, но в реальном секторе по-прежнему много проблем.

– И это заметно по сравнению с теми же США. Там большая часть экономики – это малые предприятие.

А у нас все держится на гигантах, которых часто дотирует государство. Считаю, что это путь в никуда. Да, это способ занять людей, избежать безработицы, «шоковой терапии». Но в итоге бремя всех этих больших предприятий делится на всех жителей – и тянет вниз всех остальных.

В Беларуси все могло быть гораздо лучше. Мы упустили шанс сделать резкий скачок в экономическом развитии, когда в 90-е выбрали особенный путь, начали выстраивать так называемое социальное государство.

Считаю, что это было ошибкой. И за счет этого мы потеряли на старте. А здесь, как в беге: если ты потерял на старте, то потом нагнать уже очень трудно. Время уже упущено.

Провокационный вопрос: нужно разрешить пить пиво на стадионах и просто на улицах?

– На стадионах – почему бы и нет. Если, допустим, разливать пиво в пластиковые стаканы, чтобы не было стеклянных бутылок, которые можно запустить кому-то в голову. Считаю, что нужно быть демократичными в этом плане и как можно меньше всего запрещать.

Чем больше запрещаешь, тем больше хочется. Это человеческая психология.

Наш проект посвящен белорусскому бизнесу, которыйделает страну лучше. Как вы думаете, может ли частный бизнес сделать Беларусь по-настоящему европейской страной?

– Однозначно, частный бизнес – ключ ко всему. Эти люди, во-первых, создают адекватно оплачиваемые рабочие места – ибо заинтересованы в качестве продукта. Плюс частник более ревностно относится к эффективности предприятия – везде нужен хозяин.

Мы же часто видим в новостях: большой государственный завод, директор с бухгалтером предприятия крутили какие-то схемы – через фирмы-прокладки продавали продукцию предприятия. В итоге предприятие – банкрот, те сели в тюрьму, вышли через два года – и уехали на Канары. Или поехали «поднимать» следующий завод.

А на их место ставят нового директора с бухгалтером, которые по кругу опять начинают делать то же самое. И при этом предприятие остается убыточным и дотируется государством – то есть, из кармана налогоплательщиков.

Нашей стране пора перестать быть таким большим заржавевшим заводом, иначе мы никогда не станем конкурентоспособными.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:71)