07.05.2006
Анастасия Зеленкова
Анатолий Тарас: «Больше всего в прошлом русские воевали не против татар, а против белорусов»

Про писателя Анатолия Тараса поговаривают разное. Некоторые даже утверждают, что такого человека вообще не существует, что это псевдоним, за которым скрывается целая группа белорусских и российских авторов. Оно, в общем-то, и понятно: трудно поверить, что один человек может написать более 80 книг, да еще настолько разнообразной тематики — от истории подводных лодок до руководства по боевым искусствам. Тем не менее Анатолий Тарас есть, в этом я смогла убедиться собственными глазами. И недавно у него вышла новая книга «Войны Московской Руси с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой в ХIV—XVII вв.», которая сразу же вызвала широкий резонанс. Дело в том, что книга эта написана для российского читателя, но с позиций, далеких от российской идеологии.

— Вы написали книгу для россиян, в которой обличаете их же имперские замашки?

— Название книги полностью соответствует ее содержанию. Я рассмотрел все войны наших государств — с первой, которая была в 1368 году, до последней с Речью Посполитой (середина XVII века). При этом сознательно очень много внимания уделил именно русской истории, даже больше, чем белорусской — в обратном случае ее никто бы просто не читал. Россиян не интересует ни история Казахстана, ни Украины. Российский телеведущий Леонтьев как-то недоумевал: «Что это за страна такая — Украина? Я такой не знаю». Что говорить тогда о маленькой Беларуси? Книга моя написана, как бы глядя из Москвы, и называется именно «Войны Московской Руси…», а не наоборот. Получается, что, обращаясь к вопросам российской истории, читатель заодно знакомится с нашей историей. И постепенно, сопоставляя факты, приходит к мысли, которую я сформулировал в конце: многочисленные войны между Московской Русью и Древней Литвой закончились тем, что Русь Азиатская сожрала Русь Европейскую.

Действительно, Россия неоднократно стояла на перепутье азиатской деспотии и европейской цивилизации и каждый раз выбирала деспотию, причем на всех этапах своего исторического развития. И сегодня мы видим то же самое. Ведь беды и современной России с этим связаны. Они по-прежнему цепляются за эту вот азиатчину. Режим, который существует в России, это диктатура без диктатора. Но поскольку диктатура уже есть, диктатор обязательно появится. Ждать осталось недолго.

У нас же было государство, которое шло по европейскому пути развития, но оно стало жертвой азиатов и погибло. Была уничтожена наша культура, ее носители.

— По-моему, россияне и раньше не очень-то воспринимали намеки на то, что славянские народы не лелеяли в себе надежду на воссоединение с Великой Россией. Вы думаете, сейчас рядовой россиянин готов кардинально поменять свои взгляды на этот вопрос?

— А мне безразлично, к чему он готов. Я никогда ни под кого не подстраивался. Даже при советской власти. Знаю только, что когда долго долбишь в одну точку, что-то все равно меняется — я проходил это, когда занимался боевыми искусствами. Правда, это очень долгий процесс. Особенно если говорить о массовом сознании в области общественных проблем, истории. Но долбить надо. Вы только не думайте, что в моей книге просто прет антироссийщина. Вовсе нет. В ней попытка объективно изложить историю. История России, как и всякой азиатской деспотии, сама по себе ужасна. Вот, например, Иван Грозный. Это же был изверг рода человеческого. И любой нормальный российский историк вам это скажет. Ну и что тут антироссийского? Факты говорят сами за себя. Так было. Да, позиция у меня пробелорусская. Но без перегибов, вроде того, что москали — это злыдни, а белорусы — сосредоточие всех достоинств. Я не ставил себе задачу кого-то очернить или показать, какие россияне негодяи. Просто они татары, крещеные, но татары. Они такие, какие есть. И мы такие, какие есть. Я не говорю, что мы лучше, мы просто другие. У нас тоже своего хватает. Когда я, например, слышу такое слово, как «памяркоўны», я очень мало этому радуюсь. Не были бы мы такими «памяркоўнымі», давно бы жили, как нормальные люди.

— А не является ли Ваша книга «кирпичом» в огород российско-белорусских отношений на пути к строительству союзного государства?

— Моя книга выполняет функцию просвещения масс, и, думаю, достаточно удачно. Я никогда не занимался политикой и заниматься не буду. Политика — грязное дело. Причем любая политика. Как сказал Черчилль в свое время: «Политику надо хранить в тайне от народа, а то никто не захочет умирать за Родину». Уж он-то владел предметом. Какой бы демократ, обуреваемый самыми лучшими намерениями, в любой стране не пришел бы к власти, ему неизбежно придется делать массу пакостей. И у меня на этот счет нет никаких иллюзий. Я в свое время служил в военной разведке, был, можно сказать, одним из многочисленных проводников политики партии и правительства, поэтому знаю, как и какими методами это все делается.

— Вы ведь не историк, почему вас вдруг стала волновать проблема военных конфликтов минувших столетий?

— Да надоело читать всю эту ахинею, которая выдается за историю. В России до сих пор поддерживается тезис о том, что белорусы и русские всю жизнь жили вместе. Между тем мало кому там известно, что в составе царской России мы находились только 122 года. Слишком многие россияне до сих пор страдают комплексом «старшего брата» и даже не подозревают, что больше всего в прошлом русские воевали не против татар или шведов, а против белорусов. Поэтому я и решил возразить.

С другой стороны, надоело ждать, когда белорусские историки наконец одарят нас какой-нибудь популярной работой. Не все у нас умеют излагать свои мысли популярно. Часто написано так, что тоска зеленая. Это один момент. Другой момент, что даже при наличии множества замечательных книг, в том числе Миколы Ермаловича, Генадзя Сагановича, других авторов, их труды все равно остаются совершенно неизвестными не только россиянам, но и основной массе белорусов. Одна из причин — наш народ на своем языке не читает. И многие историки могут сколько угодно вставать тут в позу: мол, «мы дзеячы беларускай культуры, беларускага адраджэння, і ніколі не будзем пісаць на гэтай паганай маскальскай мове». Это все хорошо, но читать от этого вас все равно больше не станут.

Я постарался избежать этих двух недостатков. Я сделал книгу, которую легко читать — не в плане материала, а в чисто литературном, — а во-вторых, на русском языке, чтобы она была и для россиян и для белорусов, для всех, кому это интересно. Нельзя сказать, что в плане содержания я придумал что-то оригинальное. Поскольку я не историк, там моих оригинальных идей нет, Я просто сделал добротную компиляцию, отказался от различных версий одних и тех же событий — выбирал ту, которая мне лично казалась наиболее убедительной и правдоподобной. И это, конечно, позволяет многим историкам-профессионалам бросить упрек в мой адрес: мол, вы пишете, что было так-то, а разве вы не знаете, что есть и другие точки зрения? Знаю. Но это историк должен рассмотреть все версии. Именно поэтому его и читать скучно. Никто не может сказать, что моя книга не логична. Там все увязано и вытекает одно из другого.

— Вы окончили университет по специальности «философия». Не слишком ли радикально сменили направление своей деятельности?

— Ко всему прочему я еще и доктор психологических наук, кандидат педагогических наук. Но у меня еще со студенческой скамьи такой образ освоения проблемы: если меня что-то интересует, я пытаюсь это четко для себя сформулировать и желательно зафиксировать в письменном виде. Еще в университете я напечатал для себя и сброшюровал порядка 50—60 работ по разным вопросам. А интересует меня, надо сказать, масса вещей. Вот сейчас, например, я закончил книгу «Восточная боевая энергетика». Все тоже началось с того, что мне захотелось наконец разобраться: есть эта самая энергетика или нет, а если есть, то как с ней бороться?

— И как? Разобрались?

— Думаю, что разобрался. Пришел к выводу, что она все-таки есть. Но, к счастью для человечества, чтобы ею овладеть, нужно потратить много времени и сил. В общем, нам она не угрожает.

— К Вам, похоже, можно обращаться по любому вопросу?

— Это точно. Когда вышла в свет моя 6-томная история подводных лодок, меня просто завалили звонками. У меня там подробно описаны все те «железки», которые появлялись на свете в последние 150 лет. А кто про это что знает? Ничего подобного не издавалось ни в одной стране. Вот и сейчас журналисты российских изданий звонят и консультируются: горит, мол, такая-то подводная лодка тихоокеанского флота, чем это грозит? Успокаиваю, что заражения воды не будет, если только она не атомная. Правда, журналистов это почему-то тогда расстроило. Вообще, у меня очень много книг разной тематики. Я занимаюсь и военной историей, и военной техникой, и психологией. Я многостаночник. Это часто повергает людей в изумление. Они не верят, что такой человек вообще существует на свете. В московском журнале «История авиации» даже писали, что «под псевдонимом А.Е.Тарас скрываются несколько минских и московских авторов, стараниями которых изданы килограммы всякой военной, околовоенной, исторической и околоисторической литературы». Люди просто не верят, что один человек может столько делать, причем делать так быстро. И практически все мои книги становятся бестселлерами. Недавно одна из них, «Боевая машина — руководство по самозащите», переиздавалась в 23-й раз. Это абсолютный рекорд.

— А каковы прогнозы в отношении Вашей новой книги?

— На складе в Москве книги уже нет: оптовым покупателям весь тираж продан. На днях пришло распоряжение из Москвы повторить тираж. Если учесть, что содержание довольно специфическое, то для книги такого объема и дорогой по цене, это фантастический успех. В общем, уже готовим второе издание, думаю, будет и третье. Судя по продажам и отзывам, она вызвала большой интерес. Рыгор Барадулин, когда прочитал ее, сказал: «Цудоўны твор. Патрэбна, каб гэтая кніга была ў кожнай беларускай сям’і». Нет, пусть уж люди за ней гоняются, пусть добровольно покупают. Если сразу издать ее большим тиражом, не уверен, что ее будут читать. Как и все принудительное.

— Отзывы российских читателей, надо полагать, не столь хвалебные?

— К моему большому удивлению, резко негативных отзывов на книгу не было. Мы регулярно заходим в Интернет в ожидании, когда же появятся вопли «злобных москалей». Пока тишина.

Что же касается меня самого, то в Интернете каких только гадостей про себя не читаешь. Вплоть до того, что у меня крыша съехала после Афганистана, и вообще я садист, которого надо в наморднике держать. Что сделаешь, не принято у нас положительно реагировать на чужие успехи. Отсюда и постоянные «наезды». Пишут даже на имя президента. С интервалом раз в месяц обязательно потревожат какую-нибудь инстанцию.

— И что, после этого у Вас еще хватает смелости издавать такие книги?

— Если бы я боялся, я бы много чего в этой жизни не делал. Я закаленный человек и по жизни не трус. Чего мне бояться? Я воевал в Африке, побывал по заданиям «партии и правительства» в Китае, и смерть не раз ходила рядом. Был случай, когда без всякой войны моя жизнь висела на волоске. В 1967 году я возвращался на самолете из Ленинграда, и у нас отказали три двигателя из четырех. Мы стали падать. С высоты 6 тысяч метров в кратчайший срок свалились до 100 метров. В самый последний момент пилоты каким-то образом запустили один двигатель, и мы еще 120 км на бреющем полете ползли до Минска. Это что, разве не чудо? Жизнь могла оборваться еще тогда. Переживание это было настолько сильное, мне еще долго снилось, как женщины кричали в самолете. Я помню, мы вышли тогда в аэропорту, моросил дождь, но казалось — я такого никогда больше не испытывал, — что все вокруг сияет. То есть шел дождь, но все сияло: дома, люди, небо, и в душе было ощущение какого-то просто неземного счастья. После такого трудно сейчас чего-то бояться. Я как раз свою докторскую диссертацию посвятил психологии страха.

— В книге Вы пишете, что интерес к исторической хронике не заканчивается рассмотренным периодом. В ближайшее время следует ожидать продолжения?

— Да, я его уже готовлю. Хочу рассмотреть все вооруженные конфликты между Россией и Польшей: восстания, национально-освободительное движение в XIX веке. Поэтому Беларусь там тоже будет фигурировать. Будет описана Северная война, которая в эту книгу не вошла, поскольку тогда Русь и Речь Посполитая являлись союзниками. Однако же война проходила на нашей территории и погибла в ней треть населения. А если Бог даст силы, то в далекой перспективе планирую сделать еще и краткую историю Беларуси.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.1 (оценок:215)