.

20.02.2018
Сергей Сацук, Ежедневник
«Коррупционеры сами скоро станут приходить к Лукашенко со словами «накажи меня, я плохой»

Каждый раз, когда в Беларуси получает гласность очередной коррупционный скандал, кажется, что хуже уже быть не может. Но случай с директором Дворца спорта оставил впечатление, что белорусские коррупционеры уже практически неизлечимы.

В КГБ рассказали о взятках директора столичного Дворца спорта – брал всем и со всех

Я для себя вывел четыре стадии развития коррупции, также как и рака.

На первой стадии коррупция, как и злокачественная опухоль, не несет большой опасности. Эта стадия, когда, например, пациент больницы дает врачу 100 долларов в благодарность за хорошо проведенную операцию или чтобы тот обеспечил лучшее лечение. Как бы власти не убеждали нас в качестве бесплатного лечения в Беларуси, всем известно, оно далеко еще до идеала.

«Вторая степень опухолевого процесса характеризуется наличием злокачественного новообразования, локализованного в отдельном органе или ткани. Опухоль еще не метастазирует в соседние структуры, не выходит за пределы пораженного органа».

На этой стадии развития злокачественной опухоли чиновники берут вынуждено: не хватает денег на нормальную жизнь, надоело ютиться в съемной квартирке, хочется дочери на день рождения подарок хороший сделать, семью на отдых к морю свозить. Коррупционеры еще пытаются сохранить какие-то нравственные принципы, поэтому стараются брать немного, когда это почти не вредит делу и стране. Чиновники пытаются даже оправдаться перед своей совестью: работаю как проклятый, каждый день сверхурочно, а дочке велосипед не могут на день рождения купить, была бы у меня зарплата нормальная, я бы никогда...

«При достижении опухоли третьей степени, необходимо незамедлительно начать терапию, так как с этой стадии опухоль прогрессирует все быстрее». Это как раз та стадия развития коррупции, когда чиновники начинают терять всякие нравственные ориентиры.

Они уже не пытаются убедить себя, что берут чисто по потребности, так как их потребности растут гораздо быстрее. Еще вчера хотелось просто свозить семью к морю, а заиметь подержанный Polo, а сегодня увидел у знакомого чиновника из соседнего ведомства Q7 и сам собой возник уже риторический вопрос: «А чем я хуже?» А дальше все уже идет по накатанной - опухоль распространяется так быстро, что когда на чиновника надевают наручники, он часто искренне удивляется, как быстро трансформировалось его мышление. И реально раскаивается.

«Четвертая стадия рака, является последней, самой тяжелой, запущенной ступенью заболевания, когда симптомы становятся явными». На этой стадии болезнь практически не лечится. Можно лишь замедлить рост опухоли и дать больному несколько месяцев, а иногда и пару лет дополнительной жизни.

Именно об этой последней стадии развития коррупции, по моему мнению, рассказал в пятницу президент. Директор Дворца спорта требовал от монашек взятку свечами не потому, что ему чего-то не хватало. У него уже все было. Просто болезнь в его душе достигла последней стадии развития, когда берут не потому, что чего-то хочется, а потому что все берут, потому что система такая. На этой стадии уже и не важно, чем брать: деньгами, борзыми щенками или свечами.

Тут главное, чтобы все твое окружение, чтобы руководство знало, что ты свой, что ты человек системы. Именно поэтому я на 100% согласился с президентом, когда тот сказал: «Я не верю, что министр об этом не знал».

Кто-то, возможно спросит: Как при такой системной борьбе с коррупцией, при тотальной профилактической работе, опухоль смогла достичь последней стадии развития, когда и лечить уже почти бесполезно.

Как ни странно, ответ на этот вопрос опять же дал в пятницу президент. Сначала он говорит: «От меня пощады не ждите, никто. Не потому что я кровожадный, а потому что коррупция гробит все», и снимает министра спорта с должности, а потом подписывает указ, которым просто командирует его в МЧС, где наверняка «опальному» министру подыщут не менее теплое место.

Уверен, что и министра лесного хозяйства тоже на обочине не оставят. И это не какое-то исключение из правил. Это многолетняя практика.

Я не удивлюсь, если при такой беспощадности белорусские министры сами скоро станут приходить к президенту со словами: «Накажи меня, я плохой».

Я конечно понимаю, что многие возразят, что не так все плохо в Беларуси, если сравнивать с той же Россией. Но вряд ли найдется такой больной, которого утешит мысль, что сосед рядом уже почти откинулся. Но я все же верю в чудеса. И при четвертой стадии злокачественной опухоли можно вылечиться. Нужно просто не врать себе и согласиться на кардинальное лечение.

Ведь тот факт, что у нас  стадии выявлять больных четвертой стадии, говорит о том, что нынешнее лечение белорусских чиновников неэффективно.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:91)