11.01.2018
Ярослав Забалуев, Газета.Ру
«Большая игра»

В прокате байопик принцессы покера Молли Блум от сценариста «Социальной сети» Аарона Соркина.

Папа Молли Блум (Кевин Костнер) работал психоаналитиком и воспитывал дочку в спартанско-ницшеанском ключе — заставлял забыть об усталости и стыдил за нытье, полагая, что сильная девочка сама как-нибудь справится со своими комплексами. Воспитанная родителем воля привела к впечатляющим результатам.

Молли (Джессика Честейн) почти построила карьеру лыжницы и не сломалась даже после катастрофы на треке, после которой со спортом пришлось завязать. Переехав в Лос-Анджелес, она устроилась к местному дельцу и вскоре освоила науку организации подпольного казино. После ухода от начальника, она завезла в гостиничный номер столы, наняла моделей для обслуги и вскоре сколотила состояние на азарте голливудских звезд.

Впрочем, империям, как известно, свойственно рушится — в какой-то момент Молли заинтересовались мафия и ФБР.

Она потеряла все, написала книгу и отправилась просить защиты у самого честного адвоката Чарльза Джеффи (Идрис Эльба), который сумел, несмотря на все подробности судебного дела, разглядеть в Молли хорошую женщину.

Аарон Соркин — лауреат премии «Оскар» за лучший адаптированный сценарий («Социальная сеть») и один из самых остроумных сценаристов современного Голливуда. «Несколько хороших парней», недавний «Стив Джобс» Дэнни Бойла, сериал «Служба новостей» — в каждой работе Соркина виден его знак качества — яркие и несколько морально амбивалентные герои и пулеметные диалоги, взвинчивающие динамику повествования даже в отсутствии реального развития сюжета.

Режиссерский дебют сценариста в этом контексте был делом времени — любому талантливому человеку рано или поздно хочется забрать себе все лавры, а не делить их с постановщиком.

Биография Молли Блум уже даже на первый взгляд смотрится идеальным соркинским материалом: добродетельная «принцесса покера» с высоченным айкью, мотивации которой до сих пор до конца так и непонятны. Все это роднит новую музу сценариста с другими его известными героями — Стивом Джобсом и Марком Цукербергом, фильмы о которых тоже представляли собой подробнейшее исследование человека, похожего на таинственную и привлекательную черную дыру.

Занятно, что когда в рамках промо-кампании «Социальной сети» Марк Цукерберг, наконец, вышел к людям, он оказался куда менее интересным персонажем, чем тот, которого сыграл Джесси Айзенберг.

То же можно сказать и о настоящей Молли, которая все-таки не обладает внешностью и голливудским магнетизмом Джессики Честейн.

Иными словами, Соркин уже не впервые доказывает, что лучше всех умеет воровать персонажей из реальность, чуть-чуть менять и помещать на экран. Другое дело, что раньше ему в этом помогали выдающиеся постановщики, а здесь он замахнулся на хронометраж в два с половиной часа экранного времени единолично. В результате, на такой амбициозной дистанции как на ладони стали видны все достоинства и недостатки соркинского текста. Очевидно, что автор болтлив и логоцентричен и потому, когда его герои делают что-то молча (играют в карты, например), ему сразу становится неинтересно.

Из неудобного положения он, впрочем, выкручивается чисто технически: включает почти постоянный закадровый голос героини и заполняет экран слегка неуклюжей инфографикой.

На этом фоне становится особенно очевидно, какую работу над той же «Социальной сетью» проделал Дэвид Финчер, превративший разговорный фильм почти что в техногенный триллер. На «Большой игре» неподготовленный зритель вполне может заскучать — особенно во втором акте, в котором люди в основном сидят за столом с зеленым сукном. Однако эти длинноты вполне удачно компенсированы, собственно, диалогами. Молли шутит про Джеймса Джойса (интересно, читала ли настоящая Блум «Улисса» или это все-таки выдумка, от которой нельзя было удержаться).

Майкл Сера с гадкой ухмылкой рассказывает, как ломает жизни своим азартным друзьям, вгоняя их в долги. Идрис Эльба защищает героиню, красиво восседая на краешке стола.

Ну и потом, Соркин, как ни крути, безупречно владеет драматургией и обладает неистребимым гуманизмом, чтобы в финале устроить триумфальный выход Кевина Костнера с повинным отцовским монологом, объясняющим, как и почему героиня оказалась там, где оказалась.

Наверное, выводить превращение в королеву подпольного казино из непростого детства — простовато, но этот сантимент все же попадает в цель, оставляя у зрителя приятное ощущение, что он нашел не худший способ убить два с половиной темных зимних часа на очередного оскаровского фаворита.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.8 (оценок:4)