.

14.12.2017
Слава Тарощина, Новая газета
Почему в великой державе второй популярнейший человек — Бузова

Из всех тайн бытия самые загадочные — две. Первая: почему мне, человеку совсем непьющему, электронная почта давно и настойчиво предлагает купить самогонный аппарат «Добрыня»?

И вторая: почему в великой державе второй (после Путина) популярнейший человек — Ольга Бузова?

Столь важные сведения (не про самогонный аппарат, а про Бузову) почерпнуты из программы Урганта, куда наперсница Путина по рейтингу была приглашена в качестве эксклюзивного гостя. «Наперсница» употреблена не ради красоты слога. Слово происходит от старинного «перси» — ключевого понятия феномена Бузовой. Недавно в программе «Бабий бунт» всей страной решали, что делать с маленькой грудью Ольги, вследствие чего она примеряла силиконовые импланты прямо в студии.

В отечестве остается все меньше сфер деятельности, куда бы ни ступала бузовская нога. Бесспорный лидер российского Instagram (более десяти миллионов подписчиков), многолетняя ведущая «Дома-2», а теперь еще и звезда Первого канала, писатель, дизайнер, певица, актриса — ум немеет от обилия талантов.

Впрочем, речь не о них. Бузова точно попадает в контекст как минимум одним своим качеством — всепоглощающим чувством обиды на окружающий мир. Даже придя к Урганту в победоносной красной майке с надписью «Я создаю историю», она с тревогой посматривала на хозяина передачи в ожидании подвоха.

Интонация — основа телевидения. Новейшая история знала несколько интонационных революций, маркирующих важные перемены в стране. Главная из них связана с именем Сергея Доренко, ветерана крупных междоусобных войн времен первоначального накопления компромата всех на всех. Он вдохновенно творил историю, то есть мочил врагов в сортире.

Но что бы ни делал С.Д. — размахивал в кадре тазобедренным суставом Примакова или давал подробный отчет об успехах и неудачах генпрокурора Скуратова на ниве оргазма — все было оглушительно талантливо. Он, виртуозно играя со словом и смыслом, лепил свои документальные сериалы из бликов, оттенков, нюансов, убийственной иронии. На проторенную тропу информационного постмодернизма автора толкало отсутствие документов.

Новая власть, на которую самоотверженно работал первопроходец, начала с зачистки всего сущего, включая самого Сергея Леонидовича. Время настало свинцово-серое, безличностное. Послушные ведущие с ровными голосами и причесанными мыслями воцарились лет на десять. Вот уже и президенты поменялись местами, а счастья в жизни и эфире все не было.

Появление в программе «Давай поженимся!» Розы Сябитовой с ее луженой глоткой и природной хамоватостью не сразу осознавалось как неизбежность. И только когда полыхнула Украина, стало ясно: именно она — провозвестница новой интонационной революции. В каждом Шейнине есть частица Розы. Политические страсти в одной студии уравновешивались бытовыми страстями в другой.

«Всенародная сваха» не столько устраивала чужие судьбы, сколько делилась своей. Россия узнавала подробности о климаксе Розы, ее же геморрое, мужчинах, детях, даче, и вроде бы все вокруг было не так страшно. Казалось, гармония восторжествовала.

Но постепенно интонация стала меняться. Травма Украины никак не изживалась. Доктрина осажденной крепости требовала свежих подходов. Движущей силой пропаганды назначили обиду. Обида приходит не одна, а неизменно в обнимку с грезами о собственном величии. Тут-то и настало время Бузовой. Ее внутренняя тема — постоянная обида на кого-то и на что-то на фоне невиданных персональных успехов. Бузовские интонации нынче в мейнстриме, поэтому ее и стало так много на телеэкране.

«Я несу очень важную роль», — говорит Ольга Урганту и ничуть не лукавит. Несет, еще как. Вот в эти самые минуты ТВ транслирует эпизоды собрания несчастных спортсменов, которых обрекли на выбор между государственной обидой и делом всей их жизни. А вокруг на каналах уже запылали очищающие костры, отделяющие патриотов от предателей. Пора учреждать Министерство обиды. В следующий президентский срок ее будет еще больше.

Интонационный мейнстрим виртуозно отсеивает все лишнее. Ни у Собчак, ни у Явлинского (и по этой причине тоже) нет ни малейших шансов на победу. Стоит ли удивляться, что их теперь охотно приглашают на прямой эфир федеральные каналы? Потенциальные кандидаты в президенты называют вещи своими именами, они убедительны, но только для тех, кто способен слышать. Собчак мужественно бросилась даже в мутные воды программы «Время покажет», где она разделала под орех растерянных от натиска здравого смысла ведущих. И что же? Ровным счетом ничего. Годы изощренной дрессуры правильно натренировали зрителя. Они реагируют не на смысл, а на звук.

Начиная с Доренко, творцы политики от ТВ не анализируют реальность, а творят свою, новую. Проблема лишь в одном: с упрощением задач племя пропагандистов сильно потеряло в качестве. Все они вышли из шинели Порфирия Петровича, которого волновала не столько правда, сколько возмездие. Разница лишь в одном — был Доренко, а стал Шейнин. Дар особой доренковской интонации, его умение облечь любую, самую лживую мысль в саркастический афоризм, более не востребован. Востребована одномерная простота, которая хуже воровства.

У дискуссии насчет маленькой груди Бузовой финал пока открыт. Зато пришла актуальная весть — новогодние корпоративы с участием Ольги стоят теперь 2,5 миллиона рублей. Авторитетно заявляю: самогонный аппарат «Добрыня» обойдется намного дешевле.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:65)