.

Спецпроект:
11.12.2017
Взгляд инсайдера на декрет N7: «Бабушке поставили новые зубы, но не сделали пластику»

Декрет N7 «О развитии предпринимательства» и сопутствующие ему указы - самый значимый нормативный катализатор развития бизнеса Беларуси за последние 7 лет.

Долго готовились. Бурно обсуждали - всем миром. Подключились союзы предпринимателей, юристы и экономисты всех секторов и мастей. Даже органы госуправления продемонстрировали не свойственную им активность и открытость. Предприниматели ждали декрет, чуть ли не как дети ждут Деда Мороза. И вот он пришел. Законодательные подарочки принес. Вроде бы дареному коню в зубы глядеть не стоит. Все-таки позитив рассыпал мелкими порциями по сотням разных сфер деятельности. Но горький осадок у бизнес-сообщества - то ли от завышенных ожиданий, то ли от игнорирования ключевых для бизнеса проблем - выпал

Опасения предпринимателей подкрепляются непрекращающимися наездами на участников бизнеса под флагом субсидиарки и лжепредпринимательства. Интерпретации чиновников и контролеров таких положений, как «ненадлежащее исполнение», «умышленные действия», «обоснованный» или «целесообразный» направлены на пополнение бюджета, а не на раскрепощение предпринимательства. Об этом в свежих «Экономических диалогах» говорят постоянный автор «БелГазеты», руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и директор СЗАО «Ялина» Иван САДОВСКИЙ.

Ярослав Романчук: - Иван, ты входил в рабочую группу по улучшению условий развития предпринимательства. С начала года эта тема звучала очень громко, все шуршало и бурлило. Поступило почти 500 предложений от бизнеса. И вот декрет N7 вышел. Первые твои впечатления?

Иван Садовский: - Было множество заседаний, готовили документы и свои предложения. Не было вселенских обещаний решить все проблемы. Если провести аналогию: шел добрый человек по деревне, увидел бабушку, у которой болят зубы, подумал, - неприлично, чтобы в XXI в. зубы болели, и оплатил стоматолога. Бабушке какие-то зубы вырвали, какие-то вылечили, а какие-то вставили. В результате - у бабушки полный рот красивых зубов. Неважно, если они даже немножко жмут. Так и с декретом. Вышел этот документ, теперь все экспертное сообщество кричит: подождите, а где пластическая операция, где новое сердце, новые легкие?

Романчук: - Ты начинаешь оправдывать органы госуправления.

Садовский: - Я не оправдываю. Цель рабочей группы и этого декрета была именно в облегчении жизни и работы самого простого, самого маленького бизнеса.

Романчук: - Подожди, ты это придумал.

Садовский: - Я не придумал. 14 февраля 2017г. было первое заседание во Дворце Независимости, где присутствовали первые 30 человек рабочей группы. Изначальный пафос документа состоял именно в том, чтобы было маленькое кафе или мастерская, магазинчик у дома или в деревне. Чиновники мелкого уровня - санстанция, пожарники и т.д. - не мучали и не закрывали из-за мелкого несоответствия нормативным документам. Уже потом, в ходе работы, и члены рабочей группы, и экспертное сообщество…

Романчук: - Аппетит пришел во время еды.

Садовский: - …постарались в повестку дня втянуть более глобальные темы. От защиты совсем микроскопического бизнеса расширить общие принципы на всех. Вторая важная вещь, которая постоянно звучала на заседаниях рабочей группы и вынесена в преамбулу декрета, - это изменение отношения чиновников к бизнесу. Вещь, которую на бумагу практически невозможно положить. Это часть идеологии.

Романчук: - Я возражу тебе. Александр Лукашенко в самом начале года говорил о необходимости кардинального, радикального улучшения условий для предпринимательской деятельности. Помнишь, как он говорил? По сельскому хозяйству: я хочу принять 4-5 указа - и все, после этого не приходите. Ему их подготовили, они были приняты, но ничего не было сделано. Ты сужаешь до мелкого, до торговли, до сертификации и пожарников. Президент же ставил задачу по-иному - вопрос стоит о конкурентоспособности белорусского законодательства в условиях пострецессии и ловушки стагнации. Конечно, хорошо, что 19 видов деятельности вести можно по заявительному принципу. Но ты понимаешь, что самозанятость и развитие бизнеса в целом в стране, который уже работает, - это разные вещи. Если бы задача перед бизнесом была поставлена так: давайте по мелочевке - по упрощению регистрации и т.д., а все остальное мы решим как-нибудь потом в рабочем порядке. Но так же вопрос не стоял.

Садовский: - Стоял. Например, самая вопиющая вещь - ассортиментный перечень. Я лично присутствовал при обсуждении этого вопроса.

Романчук: - В Платформе национального бизнеса три года назад об этом писали.

Садовский: - На рабочей группе в МАРТе мы предложили, Минналогов изложило свою позицию, объяснило, почему ассортиментные перечни все равно остаются и точка.

Романчук: - В результате их выкинули?

Садовский: - Нет, полного отказа от ассортиментного перечня нет. Каждая из технических форм - это расходы бизнеса. За это люди бились в юридическом поле, пытались поменять пункты, дни отчетности. Просто сказать, что ничего не происходило, все это ерунда, нас обманули - неправильно. Мы, как бизнес, по большинству позиций не смогли ничего добиться. Это правда.

Романчук: - Но получается, что номенклатура и те люди, которые, собственно, лоббируют статус-кво, победили - они используют существующий инструментарий и механизмы принятия решений. Так кто же сузил задачу, которую ставил президент? А субсидиарка, с которой мы все боремся? А лжепредпринимательство? А незаконная предпринимательская деятельность? Ты говоришь в МАРТе был, он такой хороший, бился. Меня просто поразило, когда одновременно тот же МАРТ принял решение регулировать цены на пиявок. То же самое - с требованием бизнес-сообщества ввести пост омбудсмена.

Садовский: - У нас нет персоны омбудсмена. Мы же видим омбудсменов в соседних странах. Разве они работающий инструмент? Нет. Там люди этот статус используют в своих целях. И выглядит это просто как насмешка. А когда в том же Совете по развитию предпринимательства при президенте собраны крупные предприниматели, представители бизнес-союзов, аналитических центров и есть человек, который ежедневно может в рамках Совмина любой из вопросов обсудить, - это уже совсем иной формат.

Романчук: - Не все так просто, как ты думаешь, Ваня. Во главе Совета - руководитель аппарата Совмина.

Садовский: - Это же прекрасно!

Романчук: - С одной стороны - прекрасно, с другой - ограничение, потому как есть конфликт интересов. Начальник аппарата Совмина апеллирует к Совмину при рассмотрении вопросов. Если ты Совмин - у тебя одна позиция, если Совет по развитию предпринимательства - у тебя может быть другая позиция.

Садовский: - Белорусские люди - памяркоўныя, они не любят гвалт и конфликты.

Романчук: - Я не про конфликт. Я говорю о чистоте принципов и возможностей. Тот же Лукашенко говорил о необходимости ликвидации конфликта интересов в органах госуправления. Мы говорим про совмещение функций госорганов - коммерческой, регуляторной, контролирующей. А здесь получается так: человек, который работает в Совмине, возглавляет орган, который, по сути дела, по отдельным вопросам должен критиковать Совмин.

CИЛОВИКИ НА СВОЕЙ ВОЛНЕ

Романчук: - Как бы ты оценил реальность исполнения ожиданий в рамках рабочей группы по работе над декретом?

Садовский: - Стало очевидно, что бизнес-сообщество разобщено, систематически ему работать очень сложно. Тем не менее со стороны властей протянута рука. Созданы формальные инструменты, с помощью которых бизнес может доносить свои горести, требования и пожелания до руководства отдельных министерств, до более широкой публики, до более высокого начальства через Администрацию президента и Совет по развитию предпринимательства. Воспользуется этим бизнес-сообщество или нет - не знаю.

Я уверен, что начинающему бизнесу стартовать будет легче. Для существующих ресторанов, магазинов, торговых сетей, строителей произошли существенные поблажки, они реализованы в декрете.

Романчук: - Значит, этап, что наконец-то наших бизнесменов начали слушать, успешно пройден?

Садовский: - Неровно, но да.

Романчук: - А содержание?

Садовский: - Самое болезненное место - силовой блок. Каким образом заинтересовать силовой блок не только в количестве открытых уголовных дел, посадок с конфискацией, но и в том, чтобы и они были заинтересованы в экономическом росте, создании рабочих мест, привлечении инвестиций в Беларусь. Им же тоже доводят целевые показатели. Годовые, квартальные отчеты - провели столько-то проверок, выявили столько-то. Но, несмотря на наши прополки и обработку ядохимикатами, про появление новых бизнесов и привлечение инвестиций с них пока никто не спрашивает. Поэтому пока к ним обращаются с благими пожеланиями - измените свое отношение, не бейте голыми руками, бейте в боксерских перчатках.

Романчук: - Тезис о презумпции невиновности, добросовестности субъектов хозяйствования. Что мы читаем, например, в отношении интерпретации тех же банкротства и несостоятельности. Если субсидиарная ответственность будет применяться в случае, если банкротство вызвано виновными, умышленными действиями таких лиц. Опять-таки трактовка «умышленными действиями» будет интерпретироваться старыми людьми по старой системе. Например, «не принятие руководителями юрлица необходимых мер по надлежащей организации деятельности и причинении вреда государственным или общественным интересам, окружающей среде, жизни, здоровью, правам и законным интересам граждан». Зная наших чиновников и наши суды, наш силовой блок, весь этот набор - это сковородка для того, чтобы изжарить любого предпринимателя до углей.

Садовский: - Ну да, тут ничего особенно не изменилось.

ДЕКРЕТ: СПЛОШНАЯ МЕЛОЧЁВКА

Романчук: - Почему сегодня бизнес такой циничный, даже злой, едкий на язык? Потому что сколько уже кормят обещаниями! От декрета N7 были чрезвычайные ожидания. С моей точки зрения, завышенные. Основные проблемы - налоги, права собственности, аренда, торговый протекционизм, неравные условия хозяйствования. А тебе предлагают - самозанятость в небольшом поселке или убить себя не 5 тыс. пожарными нормами, а 500. И ты должен сказать - о, какое счастье привалило.

Садовский: - Счастье нужно зарабатывать упорным трудом. К этому бизнес привык.

Романчук: - Ваня, так что тебя все-таки порадовало в декрете больше всего? Что из принятого просто супер, однозначный позитив?

Садовский: - Из мелких вопросов - наконец-то учли, что назначение помещений можно менять, минуя БРТИ, без внесения изменений в техпаспорт. Ты сам решаешь, как можно использовать то или иное помещение. Если арендодатель не возражает.

Романчук: - Что еще? Может, по наружной рекламе, по интернет-магазинам?

Садовский: - За все эти мелкие вещи была битва, это все очень радует.

Романчук: - А ограничение срока начисления давности платежей 5 годами?

Садовский: - Это, безусловно, радует. Это была бомба замедленного действия. Лежат документы, потом поменялось законодательство, переинтерпретировали как-то…

Романчук: - Ты с трудом называешь достигнутые нормы, про которые можно было бы сказать: смотрите, мы бились, бились и добились-таки. Сплошная мелочевка.

Садовский: - Берешь СанПиН и смотришь, как он изменится, - вот это будет конкретное достижение. Уменьшение количества норм - вот это пиар-эффект из этого. Берем положение по чрезвычайным ситуациям, то, что наши спасатели требуют, посмотрим, как там изменится регулирование. Это тоже будет радость. Строители все очень радуются. Для них там существенные изменения.

Романчук: - Как можно это будет замерить? Провести через год опрос этих секторов экономики?

Садовский: - Посмотрим по количеству ресторанов и магазинов.

Романчук: - Чтобы оценить, работает или не работает, нужны оценочные показатели. Например, 10. Могут быть опросы или абсолютные цифры. Что бы ты порекомендовал мониторить?

Садовский: - Что для бизнеса важно? Какое количество объектов будет закрыто по требованию санитарных норм. Сравнить закрытия и банкротства, с этим связанные. Это даст более или менее объективную картину.

Количество административных правонарушений. У нас сейчас по Административному кодексу наказываются миллионы людей, что размывает у них отношение к праву как таковому. Раз каждый человек нарушает законодательство по несколько раз в году, то это уже норма - ну что такого, что нарушил.

НЕ ВДАВИТЕ РЫБУ В ДНО!

Романчук: - А какие самые большие изъяны декрета? Что обсуждалось, но не вошло в него?

Садовский: - Волнует необратимость приватизационных сделок. И самое главное, чего боится средний бизнес, - защита прав собственности. Про это в декрете нет никаких конкретных норм, кроме пожеланий.

Романчук: - Ценообразование осталось, штрафы продолжают бесноваться. Если три ИП, которые выращивают пиявок, объявлены монополистами и цены регулируются, - это достойный бизнес-сюжет.

Садовский: - Это худшее из российской практики, примененное в Беларуси.

Романчук: - Это не то, чем должен заниматься МАРТ. Проблема налогообложения в пятерке самых острых вопросов для бизнеса. И что? Отсылочная норма - мораторий на увеличение налогов, который легко обходится путем манипуляций налогооблагаемой базы. Нет ни одного улучшения по налогам.

Садовский: - Этот вопрос требует переворота в мировосприятии белорусских чиновников. Самые непробиваемые - из Минналогов и Минфина. Они привыкли и готовы соглашаться по поводу методологии на что-то - уменьшать количество налогов, количество платежей, но по поводу нагрузки…

Романчук: - Они убедили себя, что в Беларуси - оптимальная налоговая система. Даже в Doing Businness мы 96-е. У нас налоговая нагрузка - более 52% от валовой прибыли. И они по-прежнему говорят, что у нас нормальная налоговая нагрузка, потому что они почему-то ФСЗН за налог не считают. На кого рассчитаны эти манипуляции? Обозвали налог платежом или взносом - вот и нет налога.

Садовский: - Нет оснований ни для розовых очков, ни для слишком большого пессимизма. Работать можно, обсуждать вопросы, каких-то изменений, пока может и несущественных, добиваться можно. В министерствах работают вполне вменяемые люди.

Романчук: - На чем основан твой оптимизм?

Садовский: - Личный опыт.

Романчук: - Твой опыт показал, что по существенным вопросам: налоги - нет, штрафы - нет, права собственности - нет, приватизация - нет, торговля - нет. Фьючеры, отсылки и макароны на ушах - вот все, что у нас есть.

Садовский: - Бизнес не разделяет такую точку зрения. Бизнес пока еще живет, развивается. Белорусский бизнес выглядит, как глубоководная рыба - плоская, со странными глазками, торчащими в разные стороны. Уменьшилось давление на бизнес хоть на чуть-чуть - и то хорошо.

Романчук: - Каким должен быть диалог бизнеса и власти после принятия декрета N7?

Садовский: - Профессиональным. У меня огромная надежда на Совет по развитию предпринимательства и советы при министерствах. Когда не просто лямант - опять обманули или в бизнесе все ворюги. Должен быть профессиональный диалог с обсуждением конкретных пунктов и статей законов. Тогда будет результат, пусть и не мгновенный. От криков негодования с обеих сторон толка не будет.

Романчук: - А что должен сказать или сделать Александр Лукашенко, чтобы бизнес все-таки поверил в слова, которые при определенных обстоятельствах можно интерпретировать в пользу бизнеса: да, действительно сейчас что-то может поменяться. Он пока молчит. Приняли декрет и приняли. Собирает реакции. Должны быть какие-то слова, решения, может, кадровые изменения, чтобы сказать: слушайте, да, мы понимаем, что мы косячили. Не только бизнес косячил. Я никогда не слышал от чиновников: благодаря нашей регуляторной деятельности мы потеряли 500 тыс. рабочих мест.

Садовский: - Бизнесу слова не нужны, важна практика. Когда на практике мы увидим, что что-то изменилось.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:8)