.

Спецпроект:
22.11.2017
Мегха Мохан, ВВС
Женщины в армии Северной Кореи: принуждение к сексу, антисанитария и голод

Как рассказывает бывшая северокорейская военнослужащая, сумевшая бежать из страны, судьба женщин, служащих в четвертой по величине армии в мире, настолько тяжела, что у многих из них прекращается менструальный цикл, а побои и изнасилования - постоянная составляющая службы.

Здесь и далее – иллюстративные фото

Почти 10 лет Ли Со Ён спала на нижнем ярусе двухъярусной кровати в одной комнате более чем с двумя десятками других женщин. У каждой была собственная тумбочка для хранения униформы. На них женщины ставили две фотографии в рамках. На одной - основатель КНДР Ким Ир Сен, на другой - его наследник Ким Чен Ир, ныне покойный.

Она закончила службу десять лет назад, однако до сих пор не может забыть тяжелого запаха в бетонных бараках.

- Мы много потели. Матрасы, на которых мы спали, были сделаны из рисовой шелухи, поэтому все телесные запахи крепко въедались в них... Это было довольно неприятно, - рассказывает Ли Со Ён.

Еще одной причиной неистребимого запаха было удручающее состояние душевых.

- Одно из самых тяжелых испытаний для нас, женщин, была невозможность нормально принять душ, потому что горячей воды не существовало в принципе. Они просто протягивают шланг от горного ручья и подают воду из этого шланга. Оттуда к нам постоянно попадали змеи и лягушки, - вспоминает 41-летняя бывшая военнослужащая.

Дочь университетского преподавателя, Со Ён выросла на самом севере страны. Многие мужчины в ее семье были военными, и когда в 1990-х годах в КНДР начался голод, она пошла в армию добровольцем - ее вдохновляла мысль о гарантированном ежедневном обеде.

Так же поступили и тысячи других молодых женщин.

- Голод был особенно тяжелым испытанием для женщин в Северной Корее. Многие были вынуждены заняться физическим трудом, многие подвергались плохому обращению, в том числе домогательствам и насилию, - говорит Чжун Бэк, автор книги «Тайная революция Северной Кореи».

Отношение к перебежчикам

Специалисты по Северной Корее Джульетт Морильо и Чжун Бэк говорят, что рассказы Ли Со Ён перекликаются с другими свидетельствами, которые они слышали, и отмечают, что к историям, которые рассказывают перебежчики из КНДР, нужно подходить с осторожностью.

- Сегодня спрос на информацию из Северной Кореи очень высок. Многих это побуждает к некоторым преувеличениям в рассказах для СМИ, особенно если это сопровождается заманчивым денежным чеком. Многие беглецы, которые не хотят связываться с прессой, критикуют так называемых «карьерных перебежчиков». Это важно иметь в виду, - отмечает Чжун Бэк.

Что касается информации из официальных северокорейских источников, то она представляет собой чистой воды пропаганду.

Ли Со Ён не получала платы за свое интервью Би-би-си.

Поначалу 17-летней Ли Со Ён нравилась армейская жизнь: ее поддерживало чувство патриотизма и коллективной деятельности. Ее впечатлил выданный ей электрический фен, хотя электричества почти никогда не было, так что практической пользы от прибора было не очень много.

Распорядок дня у мужчин и женщин был практически одинаков. Женщинам немного сокращали объем физических нагрузок, однако они были обязаны каждый день заниматься уборкой и приготовлением еды - от этих занятий мужчины были освобождены.

- Северная Корея - консервативное общество с традиционными гендерными ролями. Женщину там все еще воспринимают как «ту, кто командует крышкой от кастрюли», и это означает, что она должна оставаться на кухне, где ей и место, - объясняет Джульетт Морильо, автор книги «100 вопросов о Северной Корее».

Изнурительные тренировки и постоянно сокращающийся рацион питания постепенно начали сказываться на состоянии здоровья Ли Со Ён и других девушек-военных.

- После шести месяцев или года службы у нас прекращались менструальные циклы из-за постоянного недоедания и стресса. Женщины говорили, что они рады отсутствию менструаций. Они радовались этому, поскольку ситуация была столь тяжелой, что если бы у них шли месячные, то было бы еще хуже, - рассказывает она.

Кто становится перебежчиком?

Почти 70% перебежчиков из Северной Кореи - женщины. Это связывают с высоким уровнем безработицы среди женщин в стране.

Половине из них - от 20 до 30 лет. Во многом это объясняется тем, что молодым проще переплывать реки и совершать изнурительные путешествия.

Ли Со Ён говорит, что во время ее службы в армии средства интимной гигиены для женщин-военнослужащих не предусматривались, поэтому ей и ее сослуживицам часто не оставалось ничего иного, как использовать прокладки по многу раз.

- Женщины до сих пор используют традиционные прокладки из хлопка. Каждую ночь их приходится стирать вдали от мужских взглядов, поэтому женщины встают рано и стирают их, - говорит Джульетт Морильо.

Совсем недавно она разговаривала с другими женщинами-солдатами из КНДР, которые подтвердили, что у них часто прекращаются менструации.

- Одной из девушек, с которой я беседовала, было всего 20 лет. По ее словам, она так усердно тренировалась, что у нее два года не было месячных, - рассказывает Морильо.

Хотя Ли Со Ён поступила в армию добровольцем, в 2015 году было объявлено, что все женщины в КНДР, достигшие 18-летнего возраста, подлежат призыву на семилетнюю военную службу.

Параллельно правительство Северной Кореи совершило неожиданный шаг, объявив о намерении распространять среди женщин в армии продукцию престижного гигиенического бренда Daedong.

- Возможно, это была попытка загладить неудобства прошлого. Это заявление было призвано исправить устоявшееся представление о тяжелых условиях службы для женщин. Такой шаг, чтобы поднять боевой дух и заставить женщин думать: ого, о нас будут заботиться! - говорит Чжун Бэк.

Продукцию еще одного престижного косметического бренда Pyongyang Products также начали недавно распространять в нескольких женских авиаотрядах. Это случилось вскоре после выступления Ким Чен Ына, который в 2016 году потребовал, чтобы северокорейские косметические товары могли конкурировать с ведущими мировыми брендами, такими как Lancome, Chanel и Christian Dior.

При этом женщины, служащие в воинских частях за пределами городов, порой не имеют даже доступа к индивидуальным туалетным кабинкам. Некоторые из них рассказали Джульетт Морильо, что часто им приходится справлять нужду на глазах у мужчин, из-за чего они чувствуют себя особенно уязвимыми.

Военная служба в Северной Корее

   Женщины в КНДР обязаны отслужить минимум семь лет; срок службы для мужчин составляет 10 лет - это один из самых длительных сроков службы по призыву в мире.

   По некоторым оценкам, около 40% женщин в возрасте от 18 до 25 лет носят униформу - как ожидается, это число вскоре возрастет, поскольку военная служба стала обязательной для женщин только два года назад.

   По информации властей, военные расходы составляют около 15% бюджета страны, однако эксперты склоняются к мысли, что эта цифра может достигать 40%.

   Одаренные ученики со способностями к спорту или к музыке могут избежать военной службы.

Бэк и Морильо в один голос заявляют о сексуальных домогательствах в армии КНДР. Морильо говорит, что когда она поднимала тему насилия в войсках в беседе с женщинами-военными, большинство женщин сказали, что это случалось с другими. Ни одна из них не призналась, что сама пострадала от этого.

Ли Со Ён также говорит, что не подвергалась насилию во время своей службы в армии с 1992 по 2001 год, но многие ее сослуживцы испытали это на себе.

- Командир роты задерживался в своем кабинете в части после службы и насиловал подчиненных девушек-солдат. Это происходило снова и снова, этому не было конца, - рассказывает она.

Представители армии КНДР утверждают, что относятся к этой проблеме со всей серьезностью, и мужчин, уличенных в изнасиловании, ждет тюрьма сроком до семи лет.

- Однако в большинстве случаев никто не готов давать свидетельские показания. Поэтому мужчины часто остаются безнаказанными, - говорит Джульетт Морильо.

Она добавляет, что причина замалчивания сексуальных преступлений коренится в патриархальных взаимоотношениях в северокорейском обществе - из-за этого женщины также выполняют большую часть черновой работы в армии.

Особенно беззащитными чувствуют себя женщины из бедных семей, которых призывают в стройбат и которые ютятся в крохотных казармах и бараках.

- Домашнее насилие до сих пор повсеместно воспринимается как должное и не предается огласке, то же происходит и в армии. Но я хочу подчеркнуть тот факт, что подобная культура отношений присуща и армии Южной Кореи, - говорит исследователь.

Ли Со Ён прослужила сержантом в отряде связистов вблизи границы с Южной Кореей и ушла из армии в возрасте 28 лет. Она была рада возможности проводить больше времени с семьей, однако не чувствовала себя готовой к жизни вне армии и испытывала финансовые трудности.

В 2008 году она решила бежать в Южную Корею. Первая попытка оказалась неудачной: ее поймали на границе с Китаем и отправили в колонию на один год.

Со второй попытки, вскоре после освобождения из лагеря, она переплыла реку Туманган и добралась до Китая. На границе она встретилась с посредником, который помог ей перебраться через Китай в Южную Корею.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:22)