.

Спецпроект:
20.11.2017
Кирилл Живолович, Белгазета
«Памяти у белорусов примерно как у журавлей»

Памяти у белорусов примерно как у журавлей - хватает на то, чтобы улететь в теплые края, желательно навсегда, и не больше чем у лягушек, которые начинают ночью квакать только лишь потому, что прошлой ночью они квакали тоже.

На прошлой неделе с гораздо меньшим резонансом и без пристального внимания СМИ стали известны подробности еще одного случая гибели солдата-срочника в уже прославленной воинской части N43064 в Печах. Оказывается, за полгода до смерти Александра Коржича, которая на некоторое время серьезно взбудоражила общественность, в тех же Печах погиб еще один военнослужащий срочной службы - Александр Статуев. Интересно в первую очередь как раз не то, что всю подобную информацию тщательно скрывают, а то, какими нелепыми способами, на быстром ходу и на левой коленке вырисовываются нужные для правильной отчетности версии и легенды. Невозможно без скепсиса читать заключение судмедэксперта, где описывается оценка трагического происшествия и указываются причины смерти солдата: «Смерть Статуева А.А. наступила от острой недостаточности по причине ишемической болезни сердца в сочетании с мелкоочаговым серозным миокардитом».

Ладно, миокардит - это воспаление сердечной мышцы, которое могло по каким-то причинам возникнуть в определенный момент. Но с каких пор у нас в стране в армию призывают ребят с признаками ишемической болезни сердца? А если у призывника никто не обнаружил во время призыва никаких подобных признаков, то где правда - в официальной версии, у которой, естественно, два батальона свидетелей, или в том, что это очередное облапошивание со стороны прибуревших от вседозволенности и собственной неуязвимости силовиков в чугунных фуражках?

После гибели в Печах Александра Коржича в Следственном комитете затребовали для дополнительной проверки все материалы по фактам смерти и нанесения телесных повреждений военнослужащим за последние 6 лет. Так было поднято и дело Александра Статуева, проверка по которому возобновилась 10 октября. Казалось бы, вот-вот и проверяющий следователь увидит непрочность официальной версии - с легкостью и однозначно. Но нет. Уже 12 октября проверка была приостановлена. Почему? Потому что осуществлять проверку поручили тому же майору юстиции, который ранее то же расследование и проводил. И не нашел никаких причин для возбуждения уголовного дела.

По аналогичному сценарию у нас развиваются почти все грустные и печальные истории из разряда чрезвычайных происшествий: сегодня совершенно не важны вчерашние события, а завтра и это тоже будет не важно. Жить в соответствии с ТВ-программой, считать наиболее важными для человечества событиями те, что попали в бегущую строку ОНТ, и помнить только то, что еще будет надо, а не то, что уже было, - это вполне нормальная и приемлемая для многих белорусов гражданская позиция раком и без памяти.

Без памяти вообще легко. Забыть о важном, не заметить главного, стереть из памяти погибшего в мирное время в армии солдата…

Не нужны никакие знания и навыки. Не надо ничего усваивать, оценивать и воспроизводить. Никакого накопления и прочь сохранения! Подайте стакан, не мешайте и сделайте музыку погромче - с таким набором жизненных потребностей существование в белорусском обществе и обеспечивает ощущение беспросветной стабильности. Хотя бы потому, что почти никто не помнит, к чему мы шли вчера и что нам постоянно обещают на завтра.

О домогательствах в Голливуде мы еще помним - потому что там приоткрывалась тема обнаженных материнских символов. Еще Задорнов умер. Или Петросян. Или кто-то из «Камеди Клаб». Или это просто шутка такая была в «Камеди». Или вообще Задорнов на ТНТ перешел. Мы не помним, кто и что именно, потому как место в голове еще плотно занято домогательствами в Голливуде с так и не раскрытой до конца волнительной темой.

Память предполагает возможность не только сохранять, но и воспроизводить в сознании прежние впечатления и опыт. Но в памяти рядового белоруса выполняются сугубо функции на уровне элементарных условно-рефлекторных реакций и гипертрофированного по ценности совково-колхозного опыта.

У белорусов память, как затаившийся лесной заяц в однокомнатной квартире, как овца верхом на лошади - такая же кроткая, перепуганная и пушистая. Она очень сиюминутна и кратковременна, как периоды иллюзорного телевизионного счастья в жизни почти любого горожанина и сельского жителя Беларуси. Которому и невдомек, что память - это и есть ум.

Светлая память - это еще и совесть. И когда нет памяти, то нет ни ума, ни совести. Тогда все больше в почете не человеческая, а собачья память - на то, где вкуснее пахнет, жирнее куски и поменьше опасностей.

«Внимания британскому веселью с тыквой больше, чем к «Ночи расстрелянных поэтов»

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:76)