.

Спецпроект:
22.10.2017
Анастасия Уткина, Трибуна
Украинская гимнастка, обвинившая Щербо в изнасиловании, вполне может говорить правду

Пару дней назад украинская гимнастка Татьяна Гуцу поделилась в своем аккаунте в Фейсбук информацией о том, что Виталий Щербо будто бы изнасиловал ее во время соревнований в Штутгарте.

Для большинства людей и новостных СМИ это стало бомбой! Бывшая спортсменка заявляет об изнасиловании – «крутой» инфоповод. А тем более если насильником является шестикратный олимпийский чемпион. Однако история была преподнесена не очень верно, поэтому реакция со стороны общественности просто обязана быть негативной. Я расскажу, как воспринимать историю Гуцу и Щербо, если знать то, что происходит не только в спортивном мире.

Это был бы очень длинный текст, если начинать с феминизма, борьбы полов и культуры изнасилования. Но без рассказа, что такое rape culture не обойтись. Так что это такое?

Культура изнасилования (англ. rape culture) — термин, возникший в женских исследованиях и теории феминизма. Он описывает культуру, в которой изнасилование и сексуальное насилие над женщинами обычны, а господствующие отношения, нормы, практики и средства массовой информации нормализуют, допускают или даже оправдывают сексуальное насилие над женщинами.

Можно соглашаться или не соглашаться с легитимностью существования этого термина. Однако по всему миру и в разных странах проходят акции по борьбе с культурой изнасилования. Полномасштабно это началось еще в 70-е годы XX века. С появлением интернета стало проще популяризировать эту тему в плане обсуждения, создания фондов и кампаний поддержки жертв сексуальных домогательств.

Пожалуй, самым крупным «флешмобом» стал – #NotGuilty.

В 2015 году Иона Уэллс училась в Оксфорде и работала в студенческой газете Cherwell. Однажды она возвращалась с учебы, уже подходила к своему дому, но в одно мгновение ее «вырубил» мужчина, а потом – изнасиловал. Она отказалась быть жертвой и примерять на себя эту роль. И сделала то, чего от нее и от жертв насилия вообще никогда не ждут. Она написала письмо своему насильнику (которого, кстати говоря, поймали) в студенческой газете Cherwell.

«Ты напал не только на меня в ту ночь. Еще я – дочь. Еще я – подруга. Я – сестра. Я – человек. Я – тётя. Я – соседка. Я – тот работник, которой приносит своим коллегам кофе из кафе около железной дороги. Все люди, которые окружают меня и являются моим обществом, – ты напал на каждого из них», – Иона Уэллс в Cherwell.

Чуть позже она поделилась своим посланием в социальных сетях под хештегом #NotGuilty. Общественность восприняла положительно то, как переживает свой опыт Иона Уэллс. Огромное количество людей присоединилось к этому движению, большинство рассказывали о своем опыте. Если проще, Иона Уэллс повлияла на то, чтобы люди не стыдились произошедшего с ними. Подробнее Иона рассказывает про изнасилование и о своей кампании #NotGuilty на конференции TED в Салониках. 

В начале октября 2017 году вспыхнул скандал имени Харви Вайнштейна. 5 октября в The New York Times опубликована статья об известном кинопродюсере. Суть следующая. Вайнштейн десятилетиями домогался актрис, платя деньгами и ролями за их молчание. Статья NY Times стала «бомбой» – звезды голубого экрана признались в харассменте со стороны Харви, полиция Нью-Йорка и Лондона начали расследования. Сам продюсер сказал, что уедет из Штатов на лечение от секс-зависимости куда-нибудь в Европу.

Этим все не закончилось. Алисса Милано, может быть, известна вам по сериалу «Зачарованные», через пару дней после статьи «Таймс» начала акцию #MeToo. Актриса призвала женщин не молчать, чтобы узнать, «сколько нас на самом деле». По сути, #MeToo – аналог #NotGuilty. Только Милано публичная личность, а не студентка Оксфорда, поэтому ее поддержало больше знаменитостей, поэтому сама акция стала более популярной в интернете.

После того, как к акции #MeToo начали присоединяться знаменитые актеры и актрисы, пришло время для мира спорта.

Маккайла Марони, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике, рассказала в своем Твиттере, что врач сборной США приставал к ней целых 7 лет. Сейчас Ларри Нассар находится в тюрьме Мичигана, где ожидает приговора по обвинению в хранении детской порнографии. Марони рассказала о сексуальных домогательствах не сразу, но и не через 27 лет, однако, возможно, что мы об этом не узнали бы никогда, если бы не #MeToo. Лаиша Кларендон, баскетболистка «Атланты Дрим», поделилась своей историей на сайте Mic.com. Габриэль Юнион, Хоуп Соло, Нэнси Хогсхэд и другие спортсменки выступили в поддержку акции #MeToo.

Это не все истории и далеко не целиком рассказанные, но уже сейчас у вас должно было сформироваться представление, что окружало Татьяну Гуцу последние недели. Знаменитости рассказывают о насилии, которое имело место 5-10-15-20 лет назад. Что отличает историю Гуцу от того, что произошло со всеми остальными девушками? Меняются лишь действующие лица, сценарий все тот же.

А теперь – о Татьяне Гуцу и Виталии Щербо

«Monster who kept me in my own prison to be afraid for so many year» / «Монстр, который держал меня в клетке на протяжении долгих лет»;

«I’m strong now then ever» / «Сейчас я сильна как никогда»;

«You can’t brack me down anymore» / «Ты больше не сможешь меня сломать»;

«I survive you and I will supports anyone out there who is afraid to speak out» / «Я выжила после тебя, и я поддержку всех, кто боится говорить»;

«I will try to gain my confidence and straight in myself to help others» / «Я постараюсь стать увереннее и твёрже, чтобы помочь другим» (орфография автора сохранена).

Это типичный набор фраз всех девушек, которые рассказывали о сексуальном насилии. Естественно, все люди разные и слова подбирали другие, но смысл оставался практически одним и тем же.

Итак, Гуцу молчит 27 лет, но решает заговорить именно сейчас. В 90-е она еще занималась спортом, в 90-е было совершенно другое время. Вполне можно допустить, что тогда она просто не решилась рассказать всему миру о том, что с ней случилось в Штутгарте (если, конечно, принимать слова спортсменки на веру). На самом деле, удобного момента никогда нет, когда нужно рассказывать про сексуальный харассмент.  Молчание Гуцу – это норма для всех жертв изнасилований. Более 90% женщин никогда и никому не рассказывают о таком опыте.

Во-первых, изнасилование ломает человека и в большинстве случаев приводит к тяжелым ментальным заболеваниям – депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР встречается не только у военных!). Во-вторых, реакция общественности иногда травмирует еще больше, чем само изнасилование. Почему? Стандартная фраза «она сама виновата» может встретиться на каждом форуме, где обсуждается такая тема. А мы еще не учитывает реакцию близких, друзей, мужей и т.д.

Молчание Гуцу – это норма. Это не то, чему стоит удивляться. После поста в Facebook она автоматически присоединилась к движению #MeToo.

Гуцу также упомянула Татьяну Торопову в своем посте. Торопова незамедлительно ответила:

«Я не видела, ничего такого не происходило. Были дружеские отношения, и только. Я была в то время такой же маленькой, как и она. Уверена, никакого криминала не было. Мы приехали в Штутгарт выступать, а не заниматься, извините меня, бл***твом, правильно?»

И под комментарий Тороповой предлагаю почитать вам статью Романа Муна под названием «То, что все хотят друг друга, было очевидно». Секс в Олимпийской деревне». Думаю, этот материал немного прояснит, что все-таки происходит во время Олимпийских игр.

В своем сообщении на Facebook Гуцу сказала, что у нее есть доказательства. Бывшая гимнастка собирается подать в суд на Щербо. «Срубить бабки» – да, она их может «срубить», как и все жертвы насилия за моральный ущерб, которые выигрывали дело.

Виталия Щербо – жаль. Но никто не отменяет презумпцию невиновности. Сейчас он остается добропорядочным гражданином, который никогда никого не насиловал. Судебное разбирательство еще не начиналось, поэтому пока что он #NotGuilty.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.7 (оценок:77)