.

Спецпроект:
20.10.2017
«Лукашенко воспринял это дело близко к сердцу». Как прятали преступление в Печах

Мог ли Следственный комитет не выявить признаков криминального характера, как об этом было изначально объявлено? Эксперт объяснил, почему это невозможно.

Руководитель аналитического проекта «Belarus Security Blog» Андрей Поротников в прямом эфире Еврорадио рассказал, как проходит следствие в подобных случаях и почему следователи не могли ошибиться.   

— Давайте посмотрим, в каком состоянии находилось тело Коржича в тот момент, когда его нашли. Он был подвешен на ремне от штанов, у него была майка на голове и связанные ноги. Вы знаете, очень удивительное и очень сложное самоубийство. Зато оно очень похоже на имитацию суицида с целью спрятать другое преступление. Именно убийство. Умышленное или по неосторожности — это уже вопрос, который должно выяснить следствие. Но они взяли наиболее выгодную для Минобороны версию и выдвинули ее в качестве основной, что очень удивительно.

Списать подобное на непрофессионализм отдельных следователей, по мнению Поротникова, нельзя.

«Мальчишки всегда дрались». Равков рассказал, как родителям надо воспитывать детей «не только для армии»

— Во-первых, борисовское следствие — одно из наиболее профессиональных в стране. Соответственно, приехав на место преступления, старший следователь оперативной группы звонит в дежурную часть органов внутренних дел и сообщает об обстоятельствах. О том, что он видит. Это происходит буквально в первые минуты. Поэтому в течение первого же часа в Минске уже была видна картина на месте происшествия. Так как это территория военной части, то там, безусловно, присутствуют и представители командования, то есть предварительные выводы следователей также были известный местному военному руководству, которое, понятно, передало это в Минск.

Но как тогда получилось, что первоначальный вывод следствия отрицал отсутствие в смерти Александра Коржича криминального характера?

— А дальше я просто могу представить себе ситуацию, когда дядьки с большими звездами на погонах решили не давать этому делу ход. И если бы молчали родственники Коржича, у них бы это очень неплохо получилось, — считает Андрей Поротников. — И это меня подталкивает к выводу, что это отлаженная схема, что это не какой-то единичный случай... Попытки «похоронить» расследование происходят только с ведома или непосредственного приказа руководства. Мы не знаем, какие взаимоотношения между высшими руководителями Минобороны и СК, кто там кому чем обязан. В данном случае мы имеем только факты. Есть объективная картина на месте происшествия, которая фактически исключает суицид, и есть официальные заявления, что преступления нет. А потом проходит неделя, и там 10 преступлений и 10 человек арестовано. Ну как так?

Эксперт считает, что сейчас ведомства пытаются скрыть убийство солдата за кипучей деятельностью.

— Но это просто попытка спрятаться за дымовой завесой. Потому что не дай бог на этом этапе прозвучит версия убийства. Не усидит не то что Равков, но и никто из руководства СК. Впрочем, у нас решение, кто усидит, а кто не усидит, зависит от одного человека — от Александра Лукашенко. Но тот факт, что через своего пресс-секретаря он напрямую обратился к родственникам погибшего солдата, свидетельствует, что Лукашенко воспринял это дело близко к сердцу. И если выяснится, что там был криминал и неуставные отношения, мало не покажется никому.

Официальная реакция на смерть солдата Александра Коржича в Печах. В одной картинке

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.2 (оценок:54)