.

Спецпроект:
08.10.2017
Западная Беларусь на неизвестных фото: перерыв на кофе в школе, немцы в белорусских тулупах

Имя фотографа из Сенно, который запечатлел повседневную жизнь жителей Западной Беларуси между мировыми войнами, искали минские музейщики и жители деревень в районе Любчи.

И нашли всего пару недель тому назад.

На каяках, сделанных школьниками на уроках труда, сплавлялись по Неману. На такие события собиралось поглазеть все местечко

Чемоданчики без адреса

Года полтора назад частный коллекционер принес в Национальный исторический музей два чемоданчика с фотонегативами на стекле - под 500 пластинок в основном размером 9 на 14 сантиметров. Но ни автора фото (а сомнений, что сделал все эти фото один человек, не было), ни точного места съемок не знал.

На уроках труда делали модели польских самолетиков RWD 6 из картона. Говорят, их потом даже продавали

– Сообщил, что негативы он в Москве купил, а все, что мог сказать о кадрах, - «где-то в Западной Беларуси», - рассказывает заведующая отделом письменных и изобразительных источников музея Надежда Савченко. - Но мы-то сразу поняли: по отражению быта западников - это суперархив, да еще и в прекрасном состоянии!

А в такой форме западнобелорусские школьники работали на огородах

Намеки на место съемки стали искать на самих фото - и сразу узнали башню Любчанского замка в Новогрудском районе. Затем на одной из фотографий обнаружили табличку на школьном здании «2-классная публичная школа в Загорье-Делятицком с польско-белорусским языком обучения». На другом кадре заметили фрагмент надписи на знамени школы: «Кружок молодежи Польского Красного Креста в Куписке». А на снимке курсов рукоделия вычитали прямо на доске в учебном классе название деревни Загорье-Сенненское. Так по этим координатам музейщики стали искать героев фото и их автора в специально организованной экспедиции.

Немцы переоделись в белорусские тулупы, спасаясь от холодов

«Так это же Савва Сивко…»

Правда, события крупнее крестного хода или регаты на каяках в объектив неизвестного автора не попали. Но фон Западной Беларуси на изломах истории в 1930 - 1950-х дает о себе знать: например, в фотографиях военных - польских офицеров, красноармейцев и немецких солдат времен Второй мировой войны.

- В коллекции немало групповых фото школьников, свадебных портретов, съемок с похорон. Из-за такой тематики возникла даже идея, что автор - фотограф из Новогрудка или Любчи. Мол, его вызывали в деревни «по поводу», - рассказывает Надежда Савченко. - Но когда нашли фото немцев, версию отмели: все местные фотографы были евреями, а на Новогрудчинефашисты в первые месяцы войны отправили евреев в гетто…

Значит, речь явно шла о ком-то из местных жителей. Имя начали искать в Любче у старожилов.

Курсы рукоделия в 1930-х открыли по всей Польше. В Загорье-Сенненском они проходили под строгим взором маршалка Пилсудского

- Ходили от дома к дому с пачкой распечаток. Нам повезло, что на любчанской земле хватает долгожителей за 90 лет со светлой памятью. Люди смотрели, узнавали близких. Одна бабушка из дома престарелых по фото вспомнила весь свой класс и учителей в школе в Осташине! За неделю экспедиция нашла четыре оригинальных отпечатка размером с ладонь. На их оборотах порой встречали подписи, но не было штампа фотографа, на что я очень надеялась, - рассказывает Надежда Савченко.

Детей кормили рыбьим жиром и каждый день поили кофе

Первые оригиналы нашли в альбоме у местного художника Виктора Золотилина в Купицке, что примыкает к Любче. Затем музейщики познакомились с бывшей учительницей английского языка Любчанской школы Тамарой Гавритенко. Она в свое время помогала Свято-Лавришевскому монастырю собирать материалы по его истории.

- Тамара Леонидовна сразу же указала на снимках всех батюшек, места их служения. А потом взялась обойти тех, к кому мы не успели попасть с нашими распечатками, - продолжает Надежда Ивановна.

А уже через месяц Тамара Гавритенко сообщила: нашла удивительного человека - 97-летнего Ивана Игнатьевича Комара, бывшего портного из деревни Няньково, который на фото узнал себя и других детей-школьников. (Между прочим, этот дедушка и сам фотограф-любитель: несколько лет назад купил себе цифровую камеру, а по самоучителю освоил ноутбук и электронную почту.) Причем по большому отпечатку он никого не вспомнил, даже растерялся. Зато по маленькому оттиску назвал каждого ученика и учителя. Что называется, сработало «окно во времени». А потом добавил: «Так это же Савва Сивко снимал нас!»

Одна из самых больших загадок коллекции - дама с белой шляпкой в руках и ребенком, чей костюмчик отличается от скромных нарядов деревенских ребятишек. Ее пока никто из информаторов не вспомнил, но, возможно, это жена князя Мирского, попечительница школы.

Не представляли ценности снимков

Сивко жил в деревне Сенно, что недалеко от Любчи. Во время Первой мировой войны был в немецком плену. Вернулся оттуда, вероятно, с камерой, а еще - с профессией сыродела. Снимать он начал в 1930-е и продолжал как минимум до 1950-х. Умер примерно в 90 лет - в 1970-х.

Музейщики на чердаке дома Сивко нашли форму для изготовления сыров. Возможно, сам Савва Сивко - слева на этом фото. Так это или нет, станет понятно, когда будет подготовлен к показу его портрет

Сегодня в Сенно живет Павел Павлович - племянник Саввы Владимировича. На него вышла та же Тамара Гавритенко. С разрешения родственника музейщики перебрали все вещи в заброшенном доме Саввы Сивко.

- На чердаке чуть ли не просеивали пыль и нашли там немало его снимков. В скрутках негативов попалось и фото самого Сивко - теперь выравниваем снимок. Попался и фотографический экран, на фоне которого снимались свадебные кадры и портреты. Сначала приняли его за плащ-палатку, но на обороте нашли остатки рисунка, - говорят в музее.

В кадр попал приезд митрополита Антония в Любчу. 1936 г.

Тамара Гавритенко нашла и адрес жены уже умершего внука Саввы Сивко в Гродно. Родственники фотографа-сыродела оставили дом в Сенно в 1990-х. Ценности снимков предка не представляли и уехали оттуда с одним лишь альбомом в руках - в нем снимки внука, которые делал дедушка Савва, свадебные фото самого Сивко. Их хотят показать на выставке в Национальном историческом музее рядом со снимками Саввы Владимировича. А еще фото тех, кто помогал искать неизвестное имя в белорусской фотографии, и записи их воспоминаний.

- Савва Сивко прожил со своей женой Евгенией долгую жизнь, - делает финальные штрихи к портрету фотографа Надежда Савченко. - О нем вспоминают как об очень добром человеке. А когда он умер, его жена, говорят местные жители, выплакала все глаза от горя - потеряла зрение…

А В ЭТО ВРЕМЯ

Есть другая часть фотоколлекции?

Почти одновременно с завязкой музейного поиска в интернете появились сведения об анонимном коллекционере, фото из коллекции снимков межвоенной Беларуси которого пересекались с любчанским собранием Национального исторического, а порой и дублировали его. Рассказывалось, что коллекционер разыскивал имя автора, которое интересовало и музей. Тогда музейщики обратились к руководству сайта, где была опубликована статья, но так и не смогли получить контакты собирателя. Но перед выставкой, говорят, были бы рады объединить фонды для максимально полного представления наследия Саввы Сивко.

Немцев, если бы не характерная обувь и фуражки, было не отличить от белорусских крестьян.

- Интересно увидеть вторую часть коллекции, как-то использовать ее в выставке. Тем более мы уже подняли ценность этого собрания - нашли автора снимков, - говорит Надежда Ивановна.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.6 (оценок:134)