.

Спецпроект:
20.09.2017
Наталья Партолина, kp.by
Мама, потерявшая ребенка при домашних родах: «Не знаю, смогу ли я еще раз решиться на материнство…»

В интервью «Комсомолке» Ольга Степанова рассказала о том, почему она решила рожать дома, что помогло ей пережить месяцы в СИЗО после обвинения в смерти собственного ребенка, и как встретила ее двухлетняя дочь после разлуки.

Ольга Степанова, осужденная за причинение по неосторожности смерти своей новорожденной дочери, подала апелляцию.Ольга Степанова, осужденная за причинение по неосторожности смерти своей новорожденной дочери, подала апелляцию.

Ольга Степанова, осужденная за причинение по неосторожности смерти своей новорожденной дочери, подала апелляцию. Фото Наталья Партолина

…В этой юной стройной женщине уже с трудом можно узнать ту, что сидела на скамье подсудимых во время рассмотрения нашумевшего дела о домашних родах в Витебске. О том, что происходило во время судебного процесса, Ольга рассказывать не имеет права - заседание было закрытым. Поэтому мы разговариваем о том, что было до суда и что будет после…

Напомним, беременная Ольга Степанова приехала в Витебск из Санкт-Петербурга к маме, чтобы та помогла ей присматривать за старшей дочкой. В феврале в квартире матери она родила девочку. У ребенка произошла аспирация околоплодными водами. В больнице спасти новорожденную не удалось. Ольгу обвинили в причинении ребенку смерти по неосторожности и приговорили к шести месяцам лишения свободы. С учетом того, что четыре месяца она провела в следственном изоляторе, осталось два…

- Первые пару дней я отсыпалась. Впервые за четыре месяца спала в темноте, - рассказывает Ольга. - Потом привела себя в порядок, прошла медицинское обследование. И муж привез дочку, которая была в Санкт-Петербурге! Мы сняли на два дня дом, отдохнули с шашлыками, с барбекю. Такой тихий семейный отдых, о котором я все это время мечтала.

- Настя узнала маму?

- Да, она меня узнала, мы разговаривали, играли, но обниматься она не шла… Пришлось посадить двухлетнего ребенка перед монитором и показать ей фото из суда. Объяснила, что мама очень хотела к ней приехать, каждый день хотела, но маму держали в клетке и не выпускали. И только после этого она стала меня к себе подпускать. Видимо, что-то поняла…

«Может, проще провести два месяца в колонии?»

- А почему вы спали в темноте впервые за четыре месяца?

- В следственном изоляторе свет горит постоянно, даже в ясный солнечный день. На ночь только чуть-чуть приглушают.

- В каких условиях вы провели эти четыре месяца?

- Там для всех условия не самые лучшие. На 12 - 15 метрах может содержаться 10 - 15 человек. Стол, санузел, спальные места… Встать и не толкнуть кого-то - уже проблема. В помещении постоянно накурено. Если с санитарно-гигиеническими моментами мы справлялись регулярной, по четыре-пять раз в день, уборкой, то от дыма спастись было невозможно. Каждые 20 минут кто-то курил в камере. Это было очень тяжело. Отношения были сразу достаточно напряженные, ведь когда десять человек в небольшом помещении, достаточно искры, чтобы случился скандал. Потом научились с этим справляться, играли в какие-то игры, даже в детские. Чтобы занять время, я попросила передать мне карандаши и начала рисовать. Раньше никогда не рисовала… И очень помог багаж впечатлений. Я побывала во многих странах, и мне было что вспоминать. Четыре месяца прошли почти в непрерывной медитации - вспоминала моменты, проведенные с мужем и ребенком, море, горы…

- Ваша мама говорила, что вы не могли питаться тем, что давали в изоляторе.

- В основном там каши, супы. Но в кашу, как правило, добавляли муку, маргарин, она становилась очень тяжелой и несъедобной. Крайне мало давали овощей. Тем, кому не передавали еду родственники, приходилось нелегко. Почти у всех расстройство пищеварения. Около часа в день мы гуляли. Из камеры приводили в помещение, больше напоминающее парник - стены, прозрачная крыша и небольшие окошки. Свежего воздуха там не было, но можно было час в день посмотреть на дневной свет.

- Можно было заниматься физическими упражнениями?

- Над моим заявлением с просьбой передать мне коврик для йоги, наверное, ржал весь изолятор. В камерах заниматься нельзя. Я увидела в газете репортаж из СИЗО, там на одном фото был спортзал. Спросила на поверке, как можно туда попасть. Надо мной посмеялись. Видимо, это спортзал для сотрудников. Старалась разминаться в прогулочном дворике. А коврик для йоги так и не разрешили передать.

- Вы будете подавать апелляцию?

- Пока не знаю. С одной стороны, считаю, что это нужно делать, но с другой стороны - это еще пара месяцев здесь, под подпиской о невыезде, а что решит суд высшей инстанции, неизвестно. Иногда думаю, может, проще провести два месяца в колонии и поскорее уехать. (Когда материал готовился к печати, стало известно, что Ольга Степанова подала апелляционную жалобу на приговор, вынесенный в отношении нее судом Железнодорожного района Витебска – Н.П.)

«Я не ставила задачу непременно родить дома»

- Наши читатели выдвигают разные версии относительно того, почему вы решили рожать дома…

- Сразу скажу, здесь нет никакой религиозной подоплеки. Я не принадлежу ни к одной из религиозных конфессий, хотя в свое время изучила их все, ко всем отношусь уважительно. Ключ - в рекомендациях Всемирной организации здравоохранения. Медики говорят, что женщина должна рожать в комфортных для нее условиях - не бояться, не испытывать боли. Роды - это не механический процесс изгнания плода, во время родов запускается целый гормональный коктейль, и его основа - окситоцин. Этот нежный и капризный гормон подавляется адреналином. А это значит, что малейший дискомфорт может обернуться патологией в родах.

Если женщине комфортно в больнице, если она чувствует себя защищенной в присутствии людей в белых халатах - тогда только в больницу! Если женщине нужно, чтобы ее в этот момент никто не трогал, значит, нужно оставить ее в покое - пусть дома, пусть в родильном центре.

Рядом должен быть помощник в родах, человек, который прошел соответствующую подготовку и может вовремя заметить, что процесс пошел не так и вызвать медицинскую помощь, ведь у женщины в родах измененное сознание, она не всегда может правильно оценить обстановку. И, конечно, обязательно нужно идти в роддом, если известно, что у матери или младенца высокий риск патологии!

А вот риск осложнений практически не зависит от места принятия родов, а зависит от состояния женщины. Подавляющая часть женщин идут в роды со страхом боли, потери, страхом не справиться, и это очень сильно влияет на процесс. Да и любое неосторожное слово акушерки в родильном доме может перевести нормальные роды в разряд патологии.

Мы с мужем очень ответственно подошли к деторождению, когда решили, что хотим ребенка, полгода к этому шли. Когда я забеременела, начала искать подходящего врача и подходящий роддом. Я читала много о родильных домах и за рубежом. Задалась вопросом: почему даже в самых лучших роддомах Москвы и Санкт-Петербурга можно заплатить кучу денег и получить проблемы на ближайшие годы и в плане собственной реабилитации, и реабилитации ребенка? Стала разбираться. Не для того, чтобы заниматься самолечением, а чтобы понимать, что делают со мной и моими детьми. Я не ставила перед собой задачу непременно родить дома. Я ставила перед собой задачу родить здорового ребенка и дать ему максимум.

- Если бы вы могли повернуть время назад и что-то изменить, до какого момента отмотали бы эту «киноленту»?

- До того момента, когда я решила приехать к маме и облегчить себе жизнь. Лучше было прислушаться к мужу, который советовал провести это время в Санкт-Петербурге у свекрови. Я не поехала бы в Беларусь.

- Как повлияло все, что произошло, на отношения в вашей семье?

- Меня очень удивил мой муж. Я и раньше знала, что он незаурядный человек, но не думала, что он сможет так… Меня задержали 6 мая, и первое, о чем я его попросила - заняться ребенком и занять мое место. И он бросил абсолютно все, бросил работу и занялся Настей. Купал ее, гулял, укладывал спать, кормил. Недавно он сказал мне: моя жизнь демонтирована полностью, но я об этом нисколько не жалею.

Наши отношения и так были крепкими, но сейчас они еще укрепились. Беда всех скрепляет. И все родственники сплотились, и всем за это огромная благодарность.

- Вы планируете еще детей?

- Мы с Олегом планировали многодетную семью, я искренне убеждена в том, что ребенок может развиваться благополучно только в полной, многодетной семье. Хотели родить троих, а там как здоровье позволит. И еще с молодости, будучи волонтером, я планировала, что мы еще деток к себе возьмем, когда свои подрастут и станут более сознательного возраста.

Не знаю, смогу ли я еще раз решиться на материнство после того, что произошло… Нужно сначала более спокойно научиться реагировать на беременных, на младенцев, чтобы это было без боли, без отчаяния. Носить ребенка и вспоминать все время Лизу, которой больше нет, - сейчас я этого не смогу. Но планы об усыновлении никуда не делись.

Также на эту тему:

«Стремительные роды могут произойти с каждой. Мы все можем попасть под уголовное преследование»

Суд за домашние роды: «Нам не дали возможности узнать обстоятельства дела из первых уст»

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1 (оценок:2)