.

Спецпроект:
23.08.2017
Юлия Латынина, Новая газета
Латынина: Ничто за последнее время так не вредило Путину, как «дело Серебренникова»

Режиссер Кирилл Серебренников задержан по подозрению в хищении «не менее 68 млн руб.», выделенных в 2011–2014 гг. на реализацию проекта «Платформа». Со времени ареста Всеволода Мейерхольда в 1939 г. в России не задерживали столь известных режиссеров.

Как и в случае арестов Владимира Евтушенкова, Дмитрия Каменщика и Алексея Улюкаева, задержание Серебренникова показывает, что система произвола силовиков, выстроенная для укрепления президентской власти, работает ровно в обратном направлении.

Фото РИА «Новости»

Напомним, как развивались события.

23 мая в квартире и театре Кирилла Серебренникова были проведены обыски. Проводились они чрезвычайно грубо: с ОМОНом и насилием.

Зачем-то согнали репетирующих артистов, отобрали мобильники: артисты, что ли, деньги крали? Это выглядело как акция устрашения.

Тогда же в СМИ были слиты объяснения, по какому поводу обыски. Сначала нам сообщили, что украдено 35 млн долл. Потом — что 200 млн руб. Потом заявили ту сумму, которую озвучивает СК сейчас, т.е. 68 млн руб. Потом сумма похищенного снизилась до 1 млн 200 тыс. руб.

Иначе говоря, все походило на то, что заказчик обысков близко не знает, что украдено, но уверен, что, поскольку вся Россия живет на обналичке, то что-нибудь да найдется. Серебренникова, видимо, хотели арестовать уже тогда, но у него нашлись сильные заступники: добежали до Путина, Путин сказал: «Дураки».

«Дураков» это, однако, не остановило. Сразу после заявления президента министр культуры Владимир Мединский вместо того, чтобы при окрике президента взять под козырек, дал большое интервью на тему Серебренникова, в котором назвал его «неоднозначным творцом», который всегда вызывал у Мединского «недоумение».

Владимир Мединский даже заявил, что «соответствующие службы министерства» были в курсе расследования, что вообще вызывает вопросы: ведь, судя по разнобою в сливах, расследование и само не совсем было в курсе, что именно оно расследует.

После этого начались утечки. Некий адвокат Теплухин, назначенный несчастной бухгалтерше Серебренникова, Нине Масляевой, заявил публично, что Масляева «сотрудничает со следствием» и «готова пойти на сделку со следствием и признать вину», ибо она была лишь «рабочей лошадкой и не главным человеком в организации».

После этого с главбухом Масляевой поступили с особой, принятой уже мерзостью. Как можно понять, больной женщине — с сердцем, с диабетом, с детьми — обещали, что если она даст показания, то выйдет на свободу, после чего, конечно, ее оставили под стражей. Логика тут проста: если человек поддается, то его надо добить. Контрлогика тут тоже проста. Если вас берут в заложники и обещают выпустить в обмен на показания, не верьте.

После этого, верно, добежали к президенту, рассказали в ярких красках про высказывания Серебренникова…

И на пресс-конференции в середине июня Путин, отвечая на вопрос о Серебренникове, заявил, что государственные деньги «должны тратиться по закону, а есть опасения, что таковой нарушался».

Это было воспринято как публичный сигнал, и меньше чем через неделю следствие арестовало бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского. Формулировка ареста была совсем уже фантастическая. Малобродского обвинили в том, что он ни больше ни меньше украл деньги, выделенные государством на спектакль «Сон в летнюю ночь», — а спектакля–то и не было.

Тут уж публика взвыла. В суд принесли афиши спектакля, рецензии в СМИ, свидетельства зрителей: спектакль даже на конкурс был выставлен! Но следователь отверг все эти доказательства с потрясающей формулировкой: «В статьях можно написать все что угодно!»

Министерство культуры ни разу не высказалось в защиту одного из самых известных российских театральных режиссеров.

Ровно наоборот: сразу после начала дела оно направило в СК состряпанное с синтаксическими ошибками письмо с просьбой привлечь к уголовной ответственности лиц, похитивших деньги, выданные «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова.

А вскоре после этого за неделю до премьеры Большой театр отменил балет «Нуреев», поставленный Кириллом Серебренниковым. Ходили слухи, что спектакль отменили по личному звонку Владимира Мединского, а тому, в свою очередь, позвонили попы, пришедшие на генеральную репетицию в штатском.

«Нуреев» был самой ожидаемой премьерой сезона. На генеральной репетиции зрители встретили его овациями, а в зале сидели, по слухам, Абрамович и Костин, которые вложили в спектакль немало личных денег. На премьеру были приглашены гости со всего мира. Отмена его была, конечно, позором.

Итак, что мы имеем в итоге?

Первое — разборка: это чисто о бабках. И чисто не о бабках. Вы мне даже скажете: «Ну что, мы не понимаем, что Серебренников обналичивал деньги?» Ответ: «Нет, я не обязана понимать».

Потому что Серебренникову не предъявляют обвинение в обналичке. Его обвиняют в том, что спектакля «Сон в летнюю ночь» не было, в то время как он был.

И его обвиняют в том, что он похитил, цитирую: «Не менее 68 млн руб»., то есть все деньги, которые были выделены «Седьмой студии» в 2011—2014 гг.

А как же десятки спектаклей, поставленных на эти деньги? Выставки, проекты, конкурсы?

Чем можно объяснить, что следствие в таком публичном деле упорно выдвигает безумные обвинения, не сообразные со здравым смыслом, вместо того, чтобы предъявить простую обналичку? И почему мы должны за следствие рационализировать эти обвинения?

Второе. Реальным способом легитимизации любой власти является мнение элиты. Чтобы понять, что это так, достаточно взглянуть на Дональда Трампа, который является де-факто нелегитимным президентом США потому, что он выбран вопреки мнению элиты.

У Путина с элитой раньше было хорошо. Существовал огромный слой культурной элиты, которые как-то кормились из бюджета. Им не препятствовали показывать режиму фигу в кармане и даже давали на это бюджетные деньги. Отвечал за это «совращение малолетних» Владислав Сурков.

Теперь на эти деньги есть новые претенденты.

Министр культуры Мединский после многочисленных скандалов с его диссертацией, похоже, нуждается в поддержке, которую ему может обеспечить только самая одиозная и мракобесная часть президентского окружения.

Проблема в том, что все те, кого поддерживает эта мракобесная часть и кого режим хотел бы видеть в выразителях общественного мнения, не являются элитой. Они являются клоунами.

Попытки создать культурную элиту из хирургов, милоновых, поклонских и мединских не увенчались и не могут увенчаться успехом.

Россия все-таки не сектор Газа. Абрамовичу и Костину, ждущим спектакля «Нуреев», трудно внушить, что теперь вместо «Нуреева» должен быть мироточащий бюст Николая II.

В итоге получается, что никакая другая история за последние несколько месяцев так не повредила Путину в долгосрочной перспективе, как дело Кирилла Серебренникова.

Серебренников рассказал о своем «показательном» задержании

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.3 (оценок:30)