.

Спецпроект:
16.07.2017
Михаил Брошин
Почему Беларусь стала IT-аутсайдером

Александр Лукашенко вновь заговорил о превращении Беларуси в край высоких технологий.

«Мы должны создать не только IT-парк, но и IT-страну», – заявил глава государства на совещании по приоритетам внешней политики Беларуси на современном этапе.

Об этом же Лукашенко говорил на Форуме регионов Беларуси и России, состоявшемся 30 июня в Москве.

Судя по всему, эти заявления стали следствием мартовского визита в офис компаний известного белорусского айтишника Виктора Прокопени.

Впрочем, не все полагают, что идея превращения Беларуси в IT-страну сработает при нынешних условиях. В частности, скепсис по этому поводу высказал экономист Ярослав Романчук, заявивший «Салідарнасці», что Лукашенко просто снимает репутационные сливки с чужих идей и мозгов. Да и «Белгазета» ехидно поинтересовалась: кого именно мы собираемся потеснить на мировом рынке – Microsoft или Google?

Также оказалось, что стартовые условия для чудесной метаморфозы гораздо хуже, чем многим представляется. Бытует стереотип, что наша IT-сфера – ого-го! Однако еженедельник «Белорусы и рынок», основываясь на результатах исследования, приведенных на недавней конференции IDC DAY MINSK 2017, пришел к противоположному выводу:  и в этой области Беларусь серьезно отстает не только от мировых лидеров, но и от стран­соседей, и со временем разрыв только увеличивается.

«Цифры обескураживают: в эффективности использования новых информационных технологий отставание Беларуси от других стран — в разы, – пишет издание. – По подсчетам IDC, в 2016 году объем белорусского IT-рынка составил около 450 млн долларов. В эту сумму вошли деньги, которые были потрачены белорусскими компаниями на все, что связано с информационными технологиями. При этом подавляющая часть расходов пришлась на закупку компьютерной техники — до 86 % трат. На программное обеспечение и сервисы было потрачено по 7 % совокупного бюджета.

Между тем именно специализированные IT-продукты работают на повышение конкурентоспособности компаний, открывают новые возможности для бизнеса. Но в такие продукты за год во всей Беларуси вложили не более 34 млн долларов.

Новые бизнес-модели, продукты и услуги, базирующиеся на информационных технологиях, могут быстро изменять целые сегменты рынков. Помимо прочего, это делает белорусский бизнес уязвимым к вторжениям извне: иностранные игроки, приходящие на наш рынок с новыми моделями на основе цифровых сервисов, сразу получают конкурентное преимущество. В результате чтобы условному Uber встряхнуть определенный сегмент отечественного рынка, даже не надо быть лучше местных компаний, достаточно просто предложить новые информационные возможности, которые уже отработаны в других странах и у которых нет прямых аналогов здесь.

Беларусь гордится программистским аутсорсингом. Однако на мировом рынке таких услуг наша доля мала. В прошлом году экспорт ПВТ приблизился к миллиарду долларов, при этом мировой рынок аутсорсинга больше в 1680 раз. По объемам экспорта услуг Беларусь уступает Украине, в разы уступает России и вряд ли когда-нибудь сможет хотя бы приблизиться к лидерам софтверного аутсорсинга — Индии и Китаю».

Всё это неудивительно, с учетом того, что и первое лицо, и его окружение в массе своей – люди доцифровой эпохи. Они, конечно, в курсе, что IT-сфера может приносить колоссальные доходы, но не слишком понимают её: сельское хозяйство ближе и роднее.

Отсюда вытекает расстановка приоритетов. В выступлении Лукашенко на вышеупомянутом совещании  тема IT-страны была упомянута как бы между делом, в 25-ю очередь.

Анонсированное превращение Беларуси в край высоких технологий неизбежно случится. Но вряд ли при этой власти.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.7 (оценок:29)