Спецпроект:
14.07.2017
Павел Рос
Венедиктов: «Я помню время, когда в Кремле Лукашенко называли колхозником, и он об этом знал»

Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов приехал в Минск, где рассказал о своих разговорах с Лукашенко и Путиным.

Находясь с визитом в Беларуси, известный российский журналист побывал в том числе на закрытой встрече, в ходе которой Александр Лукашенко общался с представителями российской прессы. Позже Венедиктов дал большое аудиоинтервью порталу TUT.BY.

«Салiдарнасць» записала наиболее интересные моменты.

О том, может ли смениться власть в России и Беларуси

– Во-первых, все люди смертны, во-вторых, они могут заболеть и, в-третьих, уйти в монастырь. Я считаю, что человек всегда должен быть готов к совершенно неожиданным изменениям.

Так что, если говорить о добровольном уходе и президента Лукашенко, и президента Путина, то я скажу, что он возможен. Но у нас система власти такова, что она держится на этих людях. И их уход, пусть даже добровольный, потянет за собой слом системы. Со всеми плюсами и минусами и со всей нестабильностью, которая последует.

Пока я не вижу, что Путин и Лукашенко готовы сломать систему. Это означает, что на сколько хватит ресурсов, столько они будут возглавлять наши государства.

В Полоцке. Здесь и далее из InstagramВенедиктова

Об интересах Беларуси и России

– Я вижу, как Лукашенко отделяет интересы Беларуси от интересов России. Недавно спросил его: «Александр Григорьевич, почему Беларусь не признает присоединение Крыма? Что вы отвечаете Путину?»

И он мне сказал: «Послушай, кто подписал Будапештский меморандум от имени Беларуси, который гарантировал границы в обмен на атомное оружие? Я – там моя подпись. Как я могу отказаться от этой подписи».

Да, конечно, в этом есть элемент лукавства. Безусловно. Но тем не менее, с точки зрения Путина, который большой легист и требует формы юридической – я думаю, что он этот аргумент понимает.

И на этом примере мы видим, как интересы Беларуси и России разъехались, как лыжи. России было важно, чтобы ее новые территориальные приобретения были признаны союзниками. Ан нет – потому что в данном случае, по мнению Лукашенко, интересы Беларуси иные. Мы видим, как маленький сосед бросает вызов большому соседу. И это факт. 

В Полоцке

О том, почему Путин аннексировал Крым

– Путин не похож на человека, который что-то делает, когда у него сдают нервы. Про Крым он впервые заговорил со мной в 2008 году. Сейчас этот разговор уже можно рассекретить.

Разговор был о том, что Крым – российский, что население там хочет быть с Россией, что он случайно в историческом плане стал украинским. Но тогда Путин был не готов из-за этого воевать с Украиной.

Потом случилась Грузия – история с Южной Осетией и Абхазией. И не случилось какого-то особого осуждения со стороны западных государств. Думаю, что Путин тогда впервые задумался – а чем черт не шутит. Может, возникнет ситуация, когда Крым сам упадет, как перезрелое яблоко в руки России?

Я противник присоединения Крыма в том виде, в котором он был присоединен. Но при этом я знаю, что там население хотело быть с Россией.

О присоединении Беларуси к России

– Путин видел и Беларусь в составе России – особенно в начале своего правления. Он и сейчас считает, что россияне и белорусы – это единый народ, случайно разделенный. Как Германия в свое время. Я знаю, что в свое время он разговаривал с Ельциным и Лукашенко об этом, о союзном государстве в другом виде – о вхождении Беларуси в состав России.

В Витебске

Как изменился Лукашенко за 23 года?

– Я помню время, когда в Кремле его называли колхозником, и он об этом знал. И ему стоило огромных усилий чтобы завоевать уважение со стороны того же Ельцина...

Сейчас он заматерел, он стал очень крутой – это первое. Я вполне могу его сравнивать с таким игроком, как Путин, конечно, с учетом возможностей Беларуси.

С другой стороны, я говорю это не с восхищением. Я вижу, что за это время Лукашенко забронзовел – и те меры, которые он прилагает по борьбе с современными угрозами – информационной, отношений с Западом, оппозицией... Все они включают в себя приемы 20-го века: запретить, ограничить, помешать.

В этот момент понимаешь, что человек, который долго находится у власти в современном меняющемся мире, неизбежно будет отставать. И это опасно, в первую очередь, для него.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4 (оценок:90)