.

Спецпроект:
12.07.2017
Ярослав Забалуев, Газета.Ру
«Планета обезьян: Война»

В прокат выходит большой финал франшизы об альтернативной эволюции, в которой обезьянам предстоит победить последнего врага в виде сумасшедшего Вуди Харрельсона с бритвою в руке.

Людей остается все меньше, но они не оставляют уже откровенно бессмысленных попыток отобрать планету у поумневших обезьян. Приматы под бессменным предводительством Цезаря (Энди Серкис), в свою очередь, давно не хотят никого победить и подумывают мигрировать из окрестностей бывшего Сан-Франциско в более теплые края. План, однако, срывает обезумевший Полковник (Вуди Харрельсон), вынуждающий Цезаря объявить вендетту, отправив сородичей в путь к новому дому.

«Планета обезьян: Война» вполне буднично стоит в ряду летних блокбастеров. И это, конечно, уже большая победа, представить которую еще лет десять, скажем, назад было категорически невозможно. Когда в 2011-м вышло «Восстание планеты обезьян», оказалось, что под видом очередной экранизации романа Пьера Буля зрителям предложили нечто совершенно иное — высокотехнологичный фантастический фильм о том, что животные лучше людей.

Причем картиной победы обезьян дело не ограничивалось — режиссер Руперт Уайат с удовольствием показывал, как армия Цезаря с достоинством встречает гибель человеческой цивилизации. Дальше — больше. Во втором фильме с подзаголовком «Революция» (в оригинале было «Dawn» — рассвет) усобица вспыхивала уже в обезьяньем лагере — между Цезарем и революционером-террористом с понятным русскому человеку именем Коба. И вот, наконец, финал.

Содержание, по большому счету, вполне очевидно — мы за ценой не постоим, этот день мы приближали, как могли — весь вопрос в частностях.

Во-первых, каждая из частей франшизы — это не только эпизод саги, но отдельный фильм, то есть на «Войну» можно идти отдельно от «Восстания» и «Революции». Во-вторых, это красиво. Заснеженные леса, по которым скачут вооруженные шимпанзе с луками и автоматами, безнадега обезьяньего концлагеря… В-третьих — Вуди Харрельсон. Новая «Планета обезьян» за эти шесть лет исключительно вольно обращалась со звездами, играющими людей (никто не доживал до следующего фильма), но

Харрельсон — это несомненная победа.

Сравнения с полковником Уолтером Курцем («Апокалипсис сегодня») очевидны (и кажется, эта аналогия подразумевалась авторами), но Вуди выстраивает своего героя на сочетании зловещей иронии и отчаянного садизма, отчего в лучшие моменты вызывает у зрителя пробегающий по хребту холодок. Чего стоит одна сцена, в которой Полковник крестит салютующих солдат опасной бритвой.

Ну и, наконец, главное — это, собственно, главные герои. Обезьяны за три фильма не только повзрослели, но и перестали выглядеть забавным спецэффектом.

Мимика, характеры — все в них свидетельствует о том, что Цезарь и его команда стали полноценными персонажами, которым зритель без всякого внутреннего усилия сопереживает на их пути к окончательной свободе.

Сводить эту коллизию к плакатному экологическому пафосу, превращая франшизу в метафорическое высказывание о недостойных Земли людишках, слишком просто и плоско.

В данном случае речь идет о редком среди современного зрелищного кино примере настоящей научной фантастики. Предложенный режиссером Мэттом Ривзом («Монстро», «Впусти меня») сценарий при всех мелких огрехах несложно представить в реальности. Не как предупреждение, а как действительный, реальный вариант эволюции.

В этом смысле новая «Планета» не только дала дорогу, например, блестящему «В сердце моря» Рона Ховарда (где положительным героем был представлен огромный белый кит, прототип Моби Дика), но и продемонстрировала лишний раз, что массовое кино все еще может быть умным, тонким и при этом востребованным.

Логично и то, что финал саги получился немного печальным. Одиссея Цезаря подошла к концу, гениально сыгранный Энди Серкисом вождь приматов обрел покой и больше никогда не появится на экране, а ведь так бы хотелось увидеть его в каком-нибудь еще фильме — особенно отечественного производства.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5