28.05.2017
Илья Лопато
Как Юлия Тимошенко в Минске зарабатывает: «Ставка в 5-7 раз меньше, чем за рубежом»

Она родилась в Могилёве, но в это мало кто верит. Пограничники пристально рассматривают её паспорт, а новые знакомые всегда уточняют – что, правда? Не каждый поверит, что перед ним... еще одна Юлия Тимошенко.

С тех пор, как девушка взяла фамилию мужа, её жизнь преобразилась:

— В плане работы это даже выгодно, люди меня запоминают.

Однажды она ушла с высокооплачиваемой работы, чтобы найти себя. И нашла. Сегодня Юлия переводит тексты и неплохо на этом зарабатывает. Как это возможно в Беларуси, белоруска Юлия Тимошенко рассказала в интервью «Салідарнасці».

«Я поняла, что хочу быть счастливой. И ушла с работы»

Окончив лингвистический университет, первые два года Юлия преподавала немецкий язык студентам. Первые же серьёзные деньги пришли вместе с работой в филиале зарубежной фирмы.

 — Компания известная, все бывшие коллеги работают там до сих пор. Но за те четыре года я поняла, что офисная работа абсолютно не моё и я просто продаю себя за деньги.

В обязанности девушки входил письменный технический перевод (как правило, инструкции по эксплуатации станков) и устный последовательный перевод на переговорах.

— Работая переводчиком, я получала стабильную зарплату, которая раз в пять превышала средний заработок по Минску, — вспоминает Юлия. — Казалось бы, о чем еще мечтать?! Но в работе мне не хватало творчества — каждый день я буквально заставляла себя приходить в офис.

Отказываясь от стабильного и высокого заработка, Юлия понимала, что рискует многим. Но не отступила.

— К хорошей зарплате привыкаешь быстро. Но я поняла, что не вижу себя здесь через пять лет. Я хотела заниматься тем, что приносило бы удовольствие. Это был главный мотив, чтобы начать работать на себя.

Её решение поддержал муж, взяв финансовое обеспечение семьи на себя, и Юлия, оставив работу, зарегистрировала ИП.

«Наш рынок? В Минске ставка за страницу гораздо меньше, чем за рубежом»

Юлия отмечает, что в переводы пришла из интереса и из-за финансового фактора. Изначально она работала для нескольких бюро переводов в Минске, но в итоге от сотрудничества с ними отказалась.

— Я перестала с ними работать вообще, когда поняла, что на эти деньги просто не проживу, — вспоминает девушка. — В Минске ставка за страницу в пять-семь раз ниже, чем за рубежом. За страницу перевода наши агентства платят всего по 2-3 доллара...

Отмечая профессионализм многих переводчиков, работающих в агентствах, Юлия уверена: если бы люди научились себя уважать и «перестали работать за еду, вся эта система рухнула бы...»

— Сегодня я работаю с клиентами из Германии, Словении, Чехии, США… Они платят хорошую ставку. Конкуренция на рынке большая, но если себя зарекомендовать, заказчики не уйдут, — резюмирует Юлия Тимошенко.

«Чтобы переводить документацию к лекарственным препаратам, окончила курсы фармакологии для переводчиков»

Говоря о коллегах, девушка отмечает свой пиетет перед синхронистами:

— Для меня их работа — высший пилотаж. Очень их уважаю. Не скажу, что теряюсь на их фоне — мы на равных, просто каждый занимается делом в своей нише.

К тому, что у хорошего переводчика должна быть своя ниша, Юлия пришла со временем:

— Когда начинала, бралась за всё подряд. Нужно было набить руку. Но вскоре поняла: чтобы выделиться, нужно чем-то зацепить. Я искала свою нишу и выбрала медицину. Кроме этого я ещё перевожу тексты о косметике и туризме.

Чтобы переводить инструкции к лекарствам, выписки врачей и результаты анализов, Юлия окончила специализированные курсы по фармакологическому переводу и основам медицинских знаний для переводчиков.

— Чтобы работать с этой тематикой, необязательно быть медиком, но знания из медицины все равно нужны — предмет сложный и нужно разбираться в том, что переводишь, — отмечает девушка. — А еще у меня есть козырь: родители и родная сестра — врачи. Иногда консультируюсь с ними.

Как по тексту отличить профессионала от любителя?

— Прочитав какую-то часть текста, можно понять, насколько профессионально подходил к переводу коллега. Это видно по слогу, терминологии, даже по оформлению. Когда же читаешь специализированный перевод, видишь сразу, специалист или дилетант над ним работал.

Собеседница дополняет, переоценивают себя от нехватки опыта чаще начинающие переводчики. Случалось такое и с ней:

— В самом начале моей практики я как-то переводила немецкому бизнесмену на мероприятии по изменению таможенной документации. Это был шушутаж (перевод на ухо). Уже через 20 минут мой мозг был готов взорваться — я не была готова к высокому темпу и не знала всех нюансов лексики. Но тот случай дал понять, что устные переводы — не то, чем мне следует заниматься.

Сегодня к работе девушка относится более скрупулёзно и даже раскрывает свою схему работы над переводом:

— Недавно я впервые переводила текст про гематологичекий анализатор. Пока прочла информацию об устройстве на отраслевых сайтах и аналогичные инструкции на русском, пока посмотрела видео на YouTube, пока всё проверила — прошло несколько часов. И это на полторы страницы текста! Результатом довольна, хотя времени на него ушло больше обычного.

Сегодня она более уверенно чувствует себя на рынке, зная его законы: «Работаю в паре с редактором. Это стандарт. Всегда можно что-то упустить, поэтому вторая пара глаз лишней не бывает. Кроме того, использую программы автоматизированного перевода».

Своей работой девушка довольна. А лучший комплимент, по её словам, это положительный отзыв заказчика.

«В Беларуси работать переводчиком меня ничто не останавливает»

Еще студенткой она поняла, что иностранный язык можно освоить только с практикой. Но где найти иностранцев в начале нулевых в Минске?

— У моих знакомых были контакты немецкой семьи, которая приезжала к ним когда-то в начале 1990-х. Они уже не общались, но контакты хранили. Набравшись смелости, я попросила номер телефона немецкой семьи, — улыбается Юлия. — Отправила им факс: мол, учусь в инъязе, могу ли к вам приехать, погостить и потренировать язык. Я думала, что не ответят, а они пригласили приехать. В итоге с той семьёй мы дружим до сих пор.

Юлия Тимошенко переводит Александру фон Бисмарку — правнуку знаменитого «железного канцлера» (2009 год, Беларусь)

Сегодня Юлия посещает Германию минимум раз в год. Но с переездом туда пока не спешит, хотя там живет уже половина её университетской группы.

— Я не знаю, где буду через 10 лет. Возможность работы за границей не исключаю, но у меня нет цели уехать. В Беларуси живет моя семья, которая очень много для меня значит. Да и работать переводчиком в Беларуси меня ничто не останавливает.

Кроме русского и белорусского языков, собеседница знает еще три, но любимым из иностранных называет немецкий:

— Я настолько люблю немецкий язык и его произношение, что готова рассказывать о нём часами. Возможно, вскоре заведу YouTube-канал, где буду делиться с новичками небольшими советами. Да и опыт есть: ведь училась-то я не на переводческом, а на педагогическом факультете.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:31)