.

Спецпроект:
18.05.2017
Китайский вектор Беларуси превращается в пустое махание флажками

Экономист Ярослав Романчук объяснил причины любви Александра Лукашенко к Китаю.

Фото belarus-news.eu

На сайте liberty-belarus.info Романчук пишет:

«Глава Беларуси видит в Китае подтверждение своего мировоззрения и убеждений о превосходстве модели Большого государства.

В Поднебесной президент Беларуси видит своеобразного большого брата. Из-за географии он менее навязчив и требователен, чем Россия.

Из-за курса на возрождение былого мирового величия Китай ориентирован на долгосрочную перспективу. Значит, в краткосрочной перспективе с его VIP-партхозноменклатурой можно договариваться на взаимовыгодных условиях. Распорядители чужого (политики и чиновники) всех стран, особенно авторитарных, прекрасно понимают друг друга.

Китай приходит, как хозяин...

А. Лукашенко сделал для Китая в Беларуси больше, чем для любой другой страны мира. Даже российские бизнесмены за редким исключением не имеют такого привилегированного правового статуса.

Китайско-белорусский «Великий камень» получил такие налоговые, таможенные и регуляторные льготы, которых для иностранного бизнеса нет в Европе. «Камень» есть, а денег нет.

Обещания запустить производство высокотехнологичных товаров есть, а конкретных бизнес планов нет. Посулы взорвать белорусский экспорт как в Россию, так в Евросоюз есть, а бурной китайской внешнеэкономической деятельности нет.

Китайские власти и бизнес действуют на основе холодного расчёта и сугубо материальных интересов. Многословие и красные флаги не могут скрывать железную хватку на переговорах, умение отжимать у партнёров коммерческие позиции и максимально наклонять в свою сторону нечёткие положения договоров.

Белорусские власти поют дифирамбы Китаю, а тот на своей волне делает своё дело, медленно, но уверенно завоёвывая позиции на внутреннем рынке Беларуси. Напомним торговую динамику между нашими странами. Экспорт белорусских товаров в Китай в 1995 году составил $ 31,1млн., в 2000г. – $ 148,4млн., в 2014г. – $ 641,5 млн., в 2015г. – $ 781 млн., в 2016г. – $ 468,2 млн.

В период с 2000г. по 2016г. белорусский товарный экспорт увеличился только в 3,2 раза. Доля Китая в товарном экспорте Беларуси в 2016г. не дотянула до 2%. Даже если премьер-министр Андрей Кобяков совершит чудо и договорится о поставках белорусского мороженого, то едва ли это существенно увеличит стоимостный объём нашего экспорта в Китай.

Динамика импорта товаров из Китая радикально отличается от экспорта. В 1995 году импорт товаров в Беларусь из Китая составлял всего $ 20,6млн. или 1% от общего объема импорта нашей страны. В 2000г. китайцы продали белорусам товаров уже на $ 49,4млн. (2% импорта Беларуси). В 2014 году импорт Китая составил $ 2,37 млрд. или 5,8% импорт Беларуси. В 2015г. импорт составил $ 2,4 млрд. и, наконец, в 2016г. – $ 2,1 млрд. или 7,6% товарного импорта Беларуси.

C 2000г. по 2016г. доля китайского импорта в Беларуси увеличилась в 3,8 раз, а в абсолютных цифрах – в 42,5 раза. Во внешней торговле Беларуси наличие такого большого странового торгового дефицита – большая редкость.

Белорусские власти, которые так чувствительны к подобным перекосам, почему-то смотрят сквозь пальцы на торговые отношения с Китаем. А. Лукашенко громко и эмоционально наезжает на российское руководство за нефть, газ, продовольствие и промышленную политику, но ни разу не возмущался китаизацией белорусского импорта.

Государственные кредиты – это не частные инвестиции

Китай является одним из крупнейших кредиторов Беларуси, но в отличие от МВФ и России, китайские власти дают нам связанные кредиты. Т. е. они поддерживают инвестиционный спрос китайского бизнеса, который реализует проекты на китайские государственные деньги.

Для крупного китайского бизнеса нет разницы, где строить, куда поставлять оборудование на деньги налогоплательщиков, ведь это не он несёт ответственность за прибыльную работу возводимых объектов. Риски китайской стороны сведены к минимуму. Свои деньги они по любому получат, если белорусские предприятия и банки не заплатят, значит, убытки покроют белорусские налогоплательщики.

Тщетными оказались надежды заполучить через сотрудничество с Китаем производство высокотехнологичных товаров. Корпоративные лидеры Поднебесной и не думали переносить свои самые передовые производства в «Великий камень».

Торгово-логистический субпарк на территории 29 гектаров за $ 120 млн. – это пока 100 тысяч кв. метров недвижимости, в том числе 50 тыс. кв.м – складские помещения, 23 тыс. кв.м – выставочный центр. Этот объект составляет конкуренцию другим логистическим центрам страны. Есть риск, что он начнёт демпинговать, чтобы хоть как-то себя окупить. Понятное дело, что этот обыкновенный склад ни по какой методологии нельзя считать высокотехнологичным объектом.

Были намерения открыть в «Великом парке» производство моторов. Китаю выгодно перенести один из простаивающих заводов в Беларусь, тем более под госгарантии. Они частично решают свои структурные проблемы и проводят детоксикацию активов, а Беларусь получает очередной завод со старыми технологиями, но свежим лоском.

В краткосрочном периоде будет зафиксирован рост инвестиций, спроса на промежуточные товары, но об окупаемости проекта, его коммерческой целесообразности для Беларуси ни наши, ни тем более китайские распорядители чужого не задумываются. Премиальные и бонусы они получают здесь и сейчас.

Ещё одна инвестиционная тема – производств радиаторов. Сложно сказать, что такого высокотехнологичного в этом товаре, но едва ли его можно сравнить с хай-тековскими чудесами от Илона Маска или Apple.

Есть большие сомнения относительно реализации автомобильного китайского проекта «БелДжи». Зачем Беларуси завод мощностью производства в 100 тысяч автомобилей, если реального спроса на него не просматривается?

Всего в Беларуси реализуется более 30 проектов, финансируемых за счет кредитов китайских банков и правительства Китая на общую сумму около $ 6 млрд. Китайцам всё равно, какие объекты и проекты для финансирования выбирают белорусские власти. Энергетика, производство цемента, текстильных товаров, целлюлозы, автозапчасти, недвижимость, бытовая техника, гостиницы – китайские кредиты под госгарантии белорусских налогоплательщиков работают преимущественно в этих сферах.

Нет сомнений, что в Китае есть много свободных денег, которые, если бы им было интересно, давно бы пришли в Беларусь, превратили бы «Великий камень» в созвездие небоскрёбов и современных производств. Однако прагматичные китайцы пока присутствуют в нашей стране в самом скромном формате.

Частично причины такой инвестиционной сдержанности описал посол Беларуси в Китае Кирилл Рудый. У нас нет финансового рынка. Зато есть дефицит доверия, чёткого понимания правил игры на белорусском рынке, ясности в статусе товаров из китайско-белорусского «Великого камня» на рынке стран ЕАЭС.

Китайцы с удовольствием инвестировали бы в разные сектора промышленности и сельского хозяйства, но у нас нет приватизации, а проекты «зелёного поля» обставлены такими бюрократическими препонами, что редкий инвестор решиться добровольно пойти на их преодоление.

А. Лукашенко сказал белорусской номенклатуре и бизнесу, что с Китаем всё в порядке. Он должен поддерживать эту легенду, потому что других, таких же ярких и убедительных, у него нет.

Если в ближайший год – два в Беларуси не заработает, по крайней мере, хотя бы одна мощная транснациональная компания с производством товаров на рынки стран ЕАЭС, то китайский вектор стратегического сотрудничества может ждать такая же участь, как венесуэльский. С небольшой разницей в том, что мы будет должны вернуть Китаю миллиарды долларов кредитов».

Посол Беларуси в КНР: Китайцы могут переносить производство в Беларусь, как в страну с дешевой рабочей силой

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.9 (оценок:39)