.

Спецпроект:
12.05.2017
Ванесса Бушшлютер, ВВС, фото Алехандро Чегарра
Голоса венесуэльской оппозиции: «У наших детей нет будущего»

С начала апреля в Венесуэле непрерывно проходят акции протеста против режима президента Николаса Мадуро. Несмотря на гибель десятков людей, демонстранты не собираются отступать.

Мы поговорили с некоторыми из них о том, что побуждает этих людей протестовать и на что они надеются.

«Мы боремся за наших детей», — Мария Алварес, 57 лет, перенесла рак груди

Мария Альварес говорит, что принимает участие в оппозиции с 2002 года

В Венесуэле не существует права на свободу выражения. У нас вообще нет никаких свобод.

Кроме того, у нас дефицит лекарств и вообще всех товаров.

Кризис затрагивает всю нашу семью. Мы перестали быть средним классом и спустились гораздо ниже по социальной лестнице.

С каждым днем мы становимся все беднее, а у наших детей нет будущего. Наших детей убивают [на демонстрациях].

Я выхожу на демонстрации как мать, но не только ради моих детей, а ради всех венесуэльских детей и молодых людей, которых подавляет диктатура, стремящаяся подчинить себе страну.

Режим изображает оппозицию как террористов. Нам это не нравится, и поэтому мы протестуем.

Среди нас есть те, кто думает, что еще один марш протеста ничего не изменит, но я считаю, что это неверно. Я считаю, что если бы мы все вышли на улицы, мы могли бы чего-то достичь.

Я буду участвовать в протестах, пока мне позволяет здоровье. Я перенесла рак груди, я только что прошла обследование, так что всё в порядке, поэтому я буду и дальше бороться за своих детей и за свою страну.

«Я буду сопротивляться до конца!» — «Ла Муэрте (смерть), псевдоним, 27 лет, торговец на черном рынке

«Ла Муэрте» думает, что спецслужбы придут за ним, если он покажет лицо

Я уже 32-й день участвую в акциях протеста, я приходил сюда каждый день. Я уже два месяца без работы из-за той ситуации, в которой находится страна. Фирма, в которой я раньше работал, ушла из Венесуэлы.

У меня двое детей, и теперь мне приходится торговать на черном рынке, чтобы прокормить их.

Мы здесь, чтобы положить конец диктатуре в Венесуэле, чтобы наши деть могли вырасти в свободной стране.

Народ поддерживает нас, люди приносят нам воду и еду. Они знают, что мы их не бросим, мы - сопротивление в Каракасе, мы - сопротивление в Венесуэле.

У меня с собой самодельный щит, на котором я нарисовал карту Венесуэлы. Я в маске, потому что люди из СЕБИН (госбезопасность) за нами следят.

Если нас вычисляют, сразу появляется полиция, которая обыскивает дома и проводит аресты. Они уже забрали нескольких моих друзей.

Несколько моих друзей погибли. За 35 дней протестов погибли более 30 человек, и теперь мы сражаемся за них.

«Мы не заслужили такой жизни!», — Мигель Пизарро, 29 лет, оппозиционный депутат

Меня к участию в протестах склонило то, что случилось с моей сестрой. Она мне как мать, потому что воспитывала меня, пока наши родители, которые были крайне левыми, занимались политикой.

Ей 38 лет, и в 2012 году ей диагностировали рак мозга.

Ей делали уколы, чтобы замедлить рост опухоли, и эти препараты производились здесь.

Мигель Пизарро примкнул к сопротивлению из-за того, что его семья не может купить лекарства, нужные его сестре

Но в 2014 году производство прекратилось, а вслед за этим их перестали импортировать.

Опухоль у сестра стала расти, и теперь она парализована. В 2015 году мы всей семьей решили послать ее лечиться заграницу.

Сейчас она живет за границей в крошечной квартирке как нелегальный мигрант, и мы посылаем ей что можем, чтобы она могла платить за уколы.

Я не хочу жить в стране, в которой я могу видеться с сестрой только на экране телефона — по той причине, что кто-то в правительстве решил прекратить финансирование импорта лекарств.

Когда я просыпаюсь утром после демонстрации, я вспоминаю, как прощался с сестрой и племянницей в аэропорту.

Эта боль должна подпитывать наши протесты, в противном случае она обратится в ненависть, в желание отомстить, а я бы хотел, чтобы она стала движущей силой перемен.

«Я не чувствую себя в безопасности, но должна проявлять храбрость», — Альба Фернандес Торрес, 74 лет, врач

Альба Фернандес Торрес с января не может пройти медицинское обследование

Я участвовала во всех протестах, и буду принимать в них участие и дальше. Это рискованное дело, но если мы хотим добиться свободы для страны и для детей страны, то мы должны идти на риск.

Мои дети обо мне беспокоятся, но они согласны со мной. Они говорят: "Действуй, мама, мы тебя поддержим!"

Несмотря на возраст, я считаю своим моральным долгом бороться за свободу в Венесуэле - ту свободу, которая была здесь в мои студенческие годы.

Я требую проведения свободных выборов, чтобы сменить правительство, которое уничтожило средний класс.

Я работала анестезиологом, и как врач могу сказать, что страна сталкивается с многочисленными проблемами в здравоохранении.

У нас нет лекарств и перевязочных средств. Если пациента надо оперировать, ему прежде всего вручают список всего, что ему надо купить для операции, потому что в больнице ничего нет.

У меня рак мочевого пузыря, но я не могу пройти осмотр, который должен был быть еще в январе, потому что ни у кого нет нужных реагентов.

Я стала хуже питаться — я ем теперь вдвое меньше, чем прежде, и в основном это углеводы. В нашем питании почти нет белков, которые дают людям энергию.

Я буду продолжать принимать участие в протестах до тех пор, пока этот человек [президент Николас Мадуро] не уйдет. Я против насилия, но я уверена, что мы заставим его уйти.

«Моя мать очень сердилась, когда я стал участником сопротивления», — «Педро» (имя изменено), 19 лет, старшеклассник

Два члена группы «Лос Педрос», объединившей школьников

Мы собираемся свергнуть правительство — так или иначе. В стране люди умирают от голода, курс валюты упал, мы ничего не можем купить в магазинах, на улицах правят бал преступники.

Моя бабушка не может достать лекарств, которые ей нужны. В январе прошлого года моего дядю убили на улице.

Именно тогда я решил принять участие в протестах, но я знал, что мне это в одиночку не позволят. Мы говорили об этом в школе и решили выйти на улицы все вместе.

Нас около 15 человек, мы все одного возраста и мы называем себя "Лос Педрос". Школы сейчас из-за демонстраций закрыты и нам нечем заняться.

Это уже моя пятая демонстрация. Наши родители знают, что мы здесь, они за нас тревожатся, но мы делаем это ради Венесуэлы.

Мы видели, что произошло на Украине, когда там начались протесты, и считаем, что и здесь это произойдет.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:10)