.

Спецпроект:
17.04.2017
Сергей Соколов, Новая газета
Слабовики

Правоохранительные органы и спецслужбы России бессильны перед «чеченскими силовиками».

Подходит к концу процесс по делу об убийстве Бориса Немцова.

На какие вопросы ответов нет? Почти на все. Потому что мелкие исполнители, если их вину присяжные сочтут доказанной, это — не вопрос, не причина.

Мы не знаем, кто организатор и заказчик убийства. Ведь поверить в версию следствия может только человек не очень далекий. Поверить в то, что водитель откомандированного в Москву замкомандира батальона «Север» Руслана Геремеева ни с того ни с сего воспылал ненавистью к политику федерального уровня, нашел оружие и деньги, — невозможно.

Мы не знаем мотива убийства (то, что исполнители действовали по найму — понятно, но зачем это нужно заказчикам?).

Руслана Мухудинова — водителя — не нашли.

Еще один исполнитель — единственный, которого пытались арестовать в Чечне (других брали в иных регионах России), погиб при задержании, обстоятельства его гибели/убийства не расследованы, а если и расследованы, то публичными не стали.

Руслана Геремеева, которого само следствие подозревало в том, что он — один из организаторов преступления, допросить не смог даже суд. Плевать он хотел на повестки. А чеченские спецслужбы и правоохранительные органы не смогли исполнить поручение Следственного комитета и найти Геремеева в Чечне. Поручение было выписано еще в марте — через несколько дней после убийства. Хотя искать его не было необходимости: сидел себе в родовом селе Джалка под охраной и принимал участие в совещании основных силовиков республики, которое собралось сразу после ареста предполагаемого киллера и остальных фигурантов дела.

Потом, по официально поддельным документам, Геремеев выехал за границу, потом вернулся в Чечню и, по данным «Новой газеты», даже появлялся в Москве.

Руководство Чечни в лице главы республики Рамзана Кадырова вступилось за арестованных, сообщив посредством социальных сетей, что, например, предполагаемый киллер Дадаев — герой и хороший человек. А так же о том, что Геремеев правильно делает, когда не является на допрос, а то тоже окажется в СИЗО.

И все всё это съели. И ФСБ, и СК, и МВД, и даже суд. Суд, который раз за разом снимает вопросы представителей потерпевших про Геремеева, заказчиков и мотива убийства.

Как будто есть некая негласная договоренность: этих, кто попался, так уж и быть, сдадим, остальных — не позволим.

Как будто есть на карте России некая аномальная зона, в которой позволительно все, и гражданам которой позволительно многое — даже за границами зоны.

Прощается все: угрозы журналистам и судьям, убийства, пытки и рэкет, призывы к расстрелу сотрудников правоохранительных органов, открытое неисполнение российских законов, глумление над правозащитниками, незаконные аресты и бессудные казни.

Прочтите, что говорили на допросах те, кто обвиняется в убийстве Бориса Немцова.

«Он согласился (на убийство. — Ред.), когда такое, любой мусульманин согласится, любой здравомыслящий человек».

«Подвернулся случай, и мы его убрали».

«Видать, хотел (Немцов. — Ред.) еще чего-то наговорить на ислам и на государство наше».

«Немцов изначально не понравился своими высказываниями в адрес нашего государства, нашего правителя».

Вряд ли нынешних подсудимых интересовал Немцов до того, как за его убийство предложили деньги. И не важно, что всю идеологическую шелуху, мотивировавшую исполнение внесудебного приговора, в голову этих граждан вложили организатор и заказчик.

Важно другое. Они считают, что они в своем праве на убийство. И это право, взятое открыто и силой, реализуется в полном объеме. Получается, что силовики Чечни — воины, а все остальные — так себе, слабовики.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:49)