.

Спецпроект:
22.03.2017
Ярослав Забалуев, Газета.Ру
«Живое»

В прокат вышел космический хоррор про марсианского слизня от авторов «Дедпула» с Райаном Рейнольдсом, Джейком Джилленхолом и Ольгой Дыховичной.

К Международной космической станции с трудом причаливает корабль с пробами марсианской почвы. Интернациональный коллектив почти случайно обнаруживает среди грунта крайне живучую клетку, извлекает ее и с детским восхищением наблюдает за ростом организма, который получает имя «Кельвин».

Клетка вырастает во что-то среднее между медузой и морской звездой, впадает в спячку, а когда астронавты решают разбудить его при помощи электрошока — ломает парализованному ниже пояса чернокожему космонавту по фамилии Дерри (Эрион Бакаре) палец на руке. Русский командир Катерина Головкина (Ольга Дыховичная, уроженка Минска – С.) и ее соратники (Джейк Джилленхол, Райан Рейнольдс, Ребекка Фергюссон и Хироюки Санада) понимают, что дело плохо и до Земли они, скорей всего, не дотянут.

«Живое» — первый проект дуэта сценаристов Ретта Риза и Пола Верника после прославившего их «Дедпула», и потому, несмотря на вполне стандартную завязку, от картины ждали чего-то совсем не банального. Не влияла на ожидания даже фигура режиссера Даниэля Эспиносы, предыдущая работа которого — скандальный ретротриллер про Чикатило «Дитя 44» с Томом Харди. «Живое» доказывает, что Эспиноса, что называется, крепкий ремесленник, мастеровитый постановщик, от которого (учитывая шведско-испанское происхождение) странно требовать знания русских уменьшительных имен и прочих примет советского быта.

Зато он вполне способен воспользоваться достижениями коллег и осуществить прививку куароновской «Гравитации» «Чужому» Ридли Скотта.

Интересно, кстати, как быстро устаревают сегодня изобразительные приемы: полеты на тросе в открытом космосе, поражавшие воображение четыре года назад, сегодня смотрятся чем-то почти рутинным.

Композиция и драматургия «Живого» ровно такова, какой ее обещает трейлер. После обширного пролога с драматической стыковкой фильм благополучно тычет зрителю в глаз щупальцем инопланетного террора и требует угадать не столько исход всей битвы, сколько последовательность отхода героев в мир иной. В этом смысле тут есть некоторые неожиданности — например, героиню Дыховичной, вопреки ожиданиям, пускают в расход не сразу. В остальном все весьма предсказуемо, включая довольно топорно (хоть и результативно) исполненный финальный сюжетный твист.

Фактически «Живое», выдавая себя за научную фантастику, предлагает классическую схему хоррора про незнакомца в доме — только на сей раз незнакомец инопланетянин.

Прорыв Ридли Скотта состоял в том, что созданный им и художником Руди Гигером монстр получился новым воплощением архетипа воина, все тело которого (включая едкую кровь) подчинено только стремлению побеждать и завоевывать.

Кельвин из «Живого» делает ставку на ум и изворотливость (члены команды постоянно обсуждают интеллект пришельца), и потому странно, что его единственной целью является уничтожение всех остальных форм жизни. С другой стороны, в таком контексте нынешние фантазии об инопланетном вторжении выглядят не попыткой заглянуть в будущее, а метафорой — в восприятии голливудских авторов, очевидно, любая неизведанная форма жизни враждебна и подлежит уничтожению.

Все эти размышления, впрочем, лежат в области попыток развлечь себя во время просмотра фильма, неукоснительно следующего за жанровыми штампами, многократно — и более талантливо — использованных (помимо Ридли Скотта), допустим, в «Бездне» Джеймса Кэмерона.

Если же вы по каким-то причинам страсть как любите фильмы про прожорливых пришельцев или не видели никого из предшественников, в кино можно идти безо всякого лишнего беспокойства. «Живое» — аккуратно и довольно тщательно сделанная вещь, которой не хватает разве что этой самой жизни.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3 (оценок:1)