.

Спецпроект:
19.03.2017
Анастасия Зеленкова
Тарас: «Это россияне обозвали нас «белорусами». К нам этот термин никакого отношения не имеет»

Кого в действительности называли «белорусами» и зачем нам подсунули этот термин?

Жаркие споры вызвала книга Михаила Митина «Белая Русь: Хроника употребления термина». Тезисы, изложенные в ней, очень сильно расходятся с тем, что долгие годы считалось официальной концепцией происхождения и употребления названия нашей страны и наименования самих белорусов.

— Меня давно интересовало само понятие Белая Русь. Казалось, про это столько написано огромных трудов, но мне из них так и не было понятно, почему у нас в названии Белая Русь два русских слова? — рассказал во время презентации Михаил Митин. — Стал изучать карты, где обнаружил, что Белая Русь указывалась там, где Москва. Потом начал собирать документы, в которых когда-либо упоминался термин «Белая Русь», «белорусский».

Андрей Митин

Выводы, к которым пришел автор, удивили его самого. Более того, он обнаружил огромное количество нестыковок, допущенных историками, которые писали на эту тему. 

— Я начал перепроверять документы, на которые ссылались авторы, и сравнивать с первоисточником. И был шокирован, до какого идиотизма зачастую доходят историки и каким количеством фальсификаций нас пичкают, — отметил Митин.

Цель автора заключалась в том, чтобы проследить, когда впервые начали употребляться термины «белорусское письмо», «белорусец» (белорус), «Белая Русь», «белорусская вера» и в каком значении. В частности, Митин показал, что применительно к 16-17 векам некорректно будет утверждать, что эти слова имели тот же смысл, что и теперь.

— Сегодня, когда мы говорим «белорусский язык», мы имеем в виду «беларускую мову», мову Коласа, Купалы, Горецкого. Когда мы говорим «белорус», подразумеваем этнического белоруса, под Беларусью — страну или территории расселения белорусского этноса, — поясняет историк Анатолий Тарас, который выступил редактором этой книги. — Но в 16-17 веках это обозначало совсем другие понятия.  

Например, историк Олег Латышонок пишет, что Соломон Рысинский впервые употребил термин белорус применительно к себе и дает ссылку на конкретное сочинение.

— Митин находит этот источник и показывает, что там термин  употребляется не в этническом смысле, а религиозном, — поясняет Тарас.

Итак, к каким выводам пришел автор в своей книге? Приведем несколько тезисов.  

«Белая Русь» — это западные земли Московского государства

Основываясь на документах, Митин делает вывод, что упомянутый в ранних документах «белорусец» – это человек любого этнического происхождения, который исповедает православие, но именно в ее восточном московском варианте. Как известно из истории, Москва не признавала юрисдикцию Константинопольского патриарха, и в 15 веке тут был поставлен свой митрополит.  

Что касается термина «Белая Русь», то территориально это понятие относилось к западным землям Московского государства.

— Даже если они в какие-то периоды и входили в состав ВКЛ, то Московия всегда предъявляла претензии нашим великим князьям, требуя отдать земли до Березины, утверждая, что это их вотчины, — поясняет Анатолий Тарас.

Да и «белорусское письмо» никакого отношения к «белоруской мове» не имеет. Согласно выводам Митина, это канцелярский язык Московского государства.

А кто мы?

Откуда же тогда взялись нынешние белорусы?

— Название «белорусы» нам было навязано, — отмечает историк. — Мы литвины и русины. В ВКЛ тех, кто исповедал православную веру, называли русинами (это тоже религиозное понятие), а тех, кто исповедал какую-то другую веру, например католическую, протестантскую или языческую, называли литвинами.

Термин же «Беларусь», «беларуская мова», «белорус» вошли в широкое употребление только в 19 веке, после того, как мы стали частью Российской империи.

— Если бы тому же Валентию Ваньковичу, которого  я издал в серии «100 выдатных дзеячаў беларускай культуры», сказали, что он белорус, он бы очень удивился: а кто это такой? И заявил, что он польский шляхтич литовского происхождения, — пояснил Анатолий Тарас.

Что с этим делать?

Ответ на этот вопрос звучит очень просто: ни-че-го! Не мы первые, не мы последние, кому досталось чужое название. Так, по словам историка, те же итальянцы не имеют никакого отношения к римлянами и ромеям, англичане — к древним пиктам и бритам.

— Да, россияне, по большому счету, обозвали нас «белорусами». К нам этот термин никакого отношения не имеет. Ну что поделаешь, так получилось, — отмечает Анатолий Тарас. — Я, кстати, неоднократно спорил со сторонниками литвинизма, которые уверяют, что корень наших проблем в том, что у нас чужое название, и надо вернуться к первому названию, что мы литвины и наше государство — это Литва. Но куда же тогда девать русинов? Они-то точно не литвины.

В любом случае, по мнению историка, поезд ушел очень далеко и навсегда. Поэтому спорить тут бесполезно, и надо принимать то, что есть.

Впрочем, спорить, как оказалось, есть о чем. И дискуссия после представления книги разгорелась нешуточная. Историк Андрей Киштымов многие тезисы автора посчитал довольно спорными.

Анатолий Тарас и Андрей Киштымов

— Главный ответ нужно искать, почему, в конце концов, это название пришло сюда и здесь осталось? Почему этот народ принял его? — заявил Киштымов. — Вы говорите «подсунули». Но если подсунули, то, извините, тот, кто принимает, тоже как-то в этом виноват. А если подсунули, тогда вместо чего?

***

В пятницу, 24 марта, с 18 до 20.00 писатель Анатолий Тарас проводит автограф-сессию в магазине «Академкнига» (пр. Независимости, 72).

Будет представлена его новая книга «Страницы прошлого», а также другие издания.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.5 (оценок:173)