.

Спецпроект:
27.02.2017
«В Куропатах лежат люди. И если это забыть — завтра там будем лежать мы»

Два мнения неравнодушных белорусок – о том, почему нужно защищать Куропаты.

«Куропаты — это надежда на то, что завтра человечество не начнет опять уничтожать инакомыслящих»

Ганна Севярынец на своей странице в Фейсбуке поделилась:

«Люди пишут в личку. спрашивают о Куропатах. Честно говоря, и в голову не приходило, что это может быть кому-то неизвестным, или непонятным, или спорным. Но, видимо, есть какой-то просветительский пробел в вопросе Куропат, если до сих пор большое количество людей может недоуменно пожимать плечами при виде протестного лагеря на Мирошниченко.

Дело всё в том, что Куропаты - как и Яма, и Освенцим, и Саласпилс, и Хатынь - это хотя бы небольшая наша надежда на то, что вот прямо завтра человечество, как это ему свойственно, не начнет опять с удивительным задором и трудолюбием уничтожать инакомыслящих, инакоговорящих, инакорожденных и вообще каких-то «не таких». Пока мы помним, как это чудовищно - концентрационный лагерь, массовый расстрел, политическая тюрьма и пытка на допросе - мы хоть как-то защищены от собственной человеческой жестокости и зверства.

Они ведь как туда попали, эти тысячи людей, чьи кости сегодня безыменно лежат в Куропатах? Кто-то - за то, что писал какие-то не такие стихи. Кто-то - за то, что как-то не так редактировал газеты. Но таких - меньшинство. Большинство лежат там просто так, от того, что их намотало на кровавое колесо репрессий. Где-то там - или в Лошице, или под кинотеатром «Аврора», или под фундаментами Каменной Горки - лежат железнодорожники с улицы Розы Люксембург. Когда в тридцатом кто-то из машинистов отказался везти эшелон с раскулаченными в Сибирь, ночью по приказу чуть ли не Калинина по Розочке прошлись энкавэдисты и взяли из домов всех мужчин - в шахматном порядке. По четной стороне - из второго, шестого, десятого и так далее домов. По нечетной - из первого, пятого, девятого... На Розочке тогда железнодорожники жили династиями, бралось хорошо, густо. Их всех расстреляли. Просто так. Для общей острастки.

Однажды жители деревни - той самой, которая уступила свое место улице Мирошниченко - слышали, как крикнул какой-то мужчина: «Птушкі, што вы не лётаеце? Перадайце нашым, што мы невінаватыя!». Птушки не летали - ночь. Передать нашим было некому.

Пишут мне: давайте спокойно, без эмоций разберемся, кто там, в Куропатах, лежит. А зачем разбираться? Да еще и без эмоций? Там лежат люди. И если это забыть - завтра там будем лежать мы. История бесконечно повторяется, это известно каждому, кто видит жизнь чуть дальше за ближайший «Евроопт».

И что интересно: наверное, там же, в Куропатах, лежат те, кто в тридцать седьмом пытал на допросах, стрелял, подписывал приказы - потому что их самих намотало на колесо. И так тоже бывает всегда - первым кругом давит тех, кто сопротивляется, вторым - тех ,кто молчит, третьим - тех, кто сам крутит. Не бывает иначе. Только пока мы помним, только пока знаем - мы хоть как-то защищены от самих же себя.

Вот и все причины, по которым нужно защищать Куропаты».

«Мяне ўразіла, што людзей забівалі нізавошта, і што гэта немагчыма ніяк выправіць»

Дарья Альперн-Катковская в Фейсбуке вспоминает, как впервые попала в Куропаты в начале 90-х, когда училась в лицее при Академии искусств. Ее вместе с другими детьми отвезла в Куропаты руководитель кружка батлейки Евгения Лис.

«Перад Дзядамі Яўгіня сказала, што мы паедзем у адмысловае месца замест аднаго гуртка. Я памятаю, што было цёмна (у лістападзе рана цямнее) мы паехалі кудысьці разам з ёю. Нас было чалавек 6-7. Мы доўга ехалі да канцавой 53-га аўтобуса ў мікрараён, дзе я ніколі не была. Доўга ішлі паміж незнаёмымі дамамі да цёмнага леса, які віднеўся ўдалечыні. Па той сцежцы, што амаль і не змянілася за 25 год, мы прыйшлі да крыжа і паставілі знічкі. Па дарозе ў тралейбусе і там, каля крыжа, яна нам расказала – пра СССР, пра растрэлы, пра памяць, пра Дзяды, пра мітынг у 1990-м, пра тое, што гэта раней хавалі, а цяпер не будуць і цяпер гэтае месца будуць памятаць і шанаваць.

…Я раней чула і бачыла толькі ветэранаў і штучна-глянцавыя гісторыі пра ВАВ, а гэта было зусім іншае, вельмі сур’езнаё і трагічнае, тое, аб чым чамусьці не размаўляюць з дзецьмі. Я памятаю, што мяне ўразіла, што людзей забівалі нізавошта, і што гэта немагчыма ніяк выправіць, немагчыма змяніць. Асэнсванне незваротнасці гэтай трагедыі мяне ўразіла».

***

В течение недели на стройке возле мемориального комплекса «Куропаты» оппозиционные и общественные активисты, местные жители и неравнодушные граждане протестуют против строительства бизнес-центра.

В понедельник строительные работы были приостановлены, но точка в конфликте вокруг скандальной стройки не поставлена. Гражданские активисты и местные жители принесли на открытое собрание в  администрацию Первомайского района тысячу подписей за пересмотр проекта. Но обращение не рассмотрели, сообщает TUT.BY.

- Комиссия сыграла в глухонемых, - говорит председатель партии БНФ Алексей Янукевич.

Тем временем белорусы собирают подписи против строительства в Куропатах бизнес-центра на платформе «Удобный город». По состоянию на 27 февраля собрано почти 1,5 тысячи подписей.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:41)