.

Спецпроект:
15.02.2017
Маша Колесникова, Еврорадио
«Урок был пыткой: выстоять, выстрадать, не попасться на чем-то»

Соседка по парте обвиняемого в нападении на учительницу ― о переписке с ним и уроках русского языка.

Фото предоставлено одноклассниками гимназиста

С Донатом Александра сидела за одной партой последние три года. Теперь, когда парня подозревают в нападении на учительницу русского языка, они переписываются.

― Моментов об этом инциденте, о том, как он сидит, в письмах мы не затрагиваем, ― рассказывает Александра. ― Сначала я отправляла список литературы, которую задали. Позже отправила список книг, которые сама рекомендую прочитать и о каждой написала комментарии. Мы пишем о том, что вообще происходит в жизни, как идут дела, как я адаптировалась на новом месте учёбы (Александра поступила в лицей). Он поддерживает меня, независимо от того, в каком сам находится состоянии, пишет, что сначала будет тяжело, потом легче. Прислал поздравления с Новым годом и Днём рождения. Это очень приятно.

Суд над учеником 74-й гимназии: показания дают одноклассники

Трагедия в гимназии №74 случилась 23 мая 2016 года. В тот момент Александры не было в школе. По словам одноклассницы, когда ученики узнали, что задержаны Донат и ещё один одноклассник ― все сразу подумали на последнего. По словам Александры, каких-то конфликтов у парня с учительницей никогда не было, мол, Валентина Владимировна «прессовала» всех одинаково. Каких-то особенностей в поведении Доната за несколько дней до происшествия тоже не наблюдала, «всё как всегда».

«Он был «хорошистом», это его уровень»

Мнение о Донате за 9 месяцев, которые он провёл в СИЗО и во время которых ему было предъявлено обвинение в покушении на учительницу, у девушки не изменилось: он не мог этого сделать, никакие оценки не могли заставить его пойти на преступление.

― Он умный человек с хорошо развитыми математическими способностями, ― продолжает Александра. ― Хорошо выступал на олимпиадах, к которым мы вместе готовились. Всегда помогали друг другу. А вообще, он человек очень хороший, открытый. Сколько вместе ни сидели, никогда не слышала от него жалоб на жизнь или на какие-то проблемы. Родители не давили на него из-за оценок. Он был «хорошистом», это его уровень.

Александра ― олимпиадница, лучшая ученица в классе. На уроках русского языка и литературы Саша сидела на первой парте у окна ― это ряд, куда учительница сажала лучших учеников. Донат ― в среднем ряду. А в ряду у дверей сидели «худшие»:

― Валентину Владимировну как учителя и как человека не особенно любили. Да, мы понимали, что она хороший преподаватель, что прекрасно знает свой предмет, что преподаёт его на высоком уровне, но её методы преподавания и её личные качества никому не нравились. Любимчики были олимпиадницы ― я и две мои подруги. Естественно, с нас и требовалось больше. Но были и некоторые бонусы. Когда мы говорили, что не подготовились, она нас не особенно ругала, в отличие от остальных.

«Методами» девушка называет то, что учительница позволяла себе называть учеников тупыми, отсталыми, говорила, что не собирается работать с немотивированными детьми, что им, помимо судьбы дворников, ничего не светит. Наиболее стрессовым для подростков, полагает Александра, был шестой класс:

― Урок был пыткой: выстоять, выстрадать, не попасться на чём-то, а она могла спросить на любую тему. Мы дрожали, потели. И позже, когда учительница задавала вопрос, мы, даже если и знали ответ, боялись. А вдруг не так. Сидели, опустив глаза. Я единственная, кто мог с ней поспорить насчёт произведения. В шестом классе отстояла свой голос. Я ей объясняла, что это моё мнение, и я имею на него право. Мы с учительницей могли вести диалог половину урока.

Сейчас Александра учится в другом месте и очень этому рада. Вместо русского языка Саша выбрала химию, продолжает учёбу по этому профилю. Этот выбор ученицы «откликнулся»:

― У меня был договор с Валентиной Владимировной: если я занимаю первое место на олимпиаде, она отпускает меня дальше участвовать в олимпиаде по химии. А если второе или третье ― иду на городскую олимпиаду по русскому языку. Я заняла первое место. Но меня дёргали, вызвали к директору, упрекали за выбор химии. В итоге я еле получила 9-ку по русскому.

«Я боролась за каждое слово следователя из протокола. Он переиначивал слова!»

На допрос по делу Доната Александра ходила с адвокатом. Девочка рассказывает, что ей приходилось несколько раз поправить следователя, который её слова интерпретировал по-своему, «как будто под копирку»:

― Я боролась за каждое слово. Он переиначивал слова! Я просила поправить ― видела, что он пишет.

Класс, в котором учились Донат и Александра, расформировался. Но друзья продолжают писать парню. В редакцию Еврорадио прислали один из ответов Доната бывшему однокласснику:

«Привет. Спасибо большое, что написал. У меня всё нормально.

Классы, естественно, расформировали как-то не совсем правильно. Наверное, вам трудно.

Плохо, что болел все каникулы, хорошо, что успел поправиться к школе.

Успехов тебе на соревнованиях в Солигорске. Уверен, что займёшь первое место.

Ещё раз спасибо, что написал. Передавай всем от меня привет».

 

Смотрите также:

«Мы с мужем просили сына потерпеть еще 4 дня»

Источник: гимназист, подозреваемый в нападении на учительницу, прошел полиграф

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.8 (оценок:21)