Спецпроект:
28.01.2017
Денис Лавникевич, Белгазета
«Айтишников все чаще называют «жирными котами»

Насколько оправданны льготы для ИТ-компаний – резидентов Парка высоких технологий (ПВТ)? Смогли бы другие отрасли показать высокие результаты, если бы получили аналогичные условия работы? Почему государству приходится выбирать между социальной напряженностью и «бегством мозгов»? В первые недели 2017г. обсуждение этих вопросов ИТ-сообществом достигло небывалого накала.

«Вы бывали в офисе ПВТ, с гранитными лестницами, кожаными креслами, пятиметровыми потолками и панорамными окнами?»

Участников сетевых споров можно разделить на четыре группы: 1) айтишники, полагающие, что льготы заслуженны и оправданны; 2) сторонников социальной справедливости, которые считают неправильным, что программисты получают на порядки больше, чем врачи и учителя; 3) защитников других отраслей, настаивающих, что, если этим отраслям дать те же льготы, они покажут не худший результат; 4) государственников, напоминающих, что льготы ПВТ изначально давались как временные, только на период становления, а все субъекты хозяйствования должны находиться в равных условиях.

Создание ПВТ и введение особых условий налогообложения его резидентов оказались весьма своевременными: за несколько лет в РБ сформировалась индустрия, полностью ориентированная на экспорт и генерирующая уникальную по белорусским меркам добавленную стоимость.

Однако налицо и недовольство: айтишников все чаще называют «жирными котами», которые существуют в собственном мире, создали для себя зону комфорта и абсолютно не интересуются проблемами других. Сами ИТ-специалисты в ответ обвиняют оппонентов в зависти и «колхозном мышлении», называя их лузерами. По их мнению, IT-сектор очень мобилен и не имеет языковых барьеров, что позволяет ему успешно конкурировать на глобальном рынке. Напротив, другие отрасли имеют ряд ограничений типа по оборудованию, земле, недвижимости и т.п. Переместить IT-компанию в полном составе в Польшу или Литву – дело пустяковое. Иначе говоря, чтобы ИТ-сектор работал на благо Беларуси, льготы ПВТ надо сохранить.

Арифметика ИТ-успеха

Эту точку зрения защищает, в частности, венчурный партнер фонда Haxus Дмитрий Гурский. По его мнению, сейчас налоговая система РБ и РФ выстроена под классические предприятия, НДС, налог на прибыль, небольшую долю затрат на труд в расходах: «Вот расчеты. Первый вариант: завод с такими параметрами: 100 – выручка, из которых 10 – прибыль, 90 – затраты (где 80 – это комплектующие, энергия, транспорт и 10 – фонд оплаты труда). В таком случае сумма налогов в РБ составит: НДС (20% минус входной НДС) – 2, налог на прибыль (18%) – 1,8, соцвзносы (35% от брутто зарплаты) – 2,4. Итого налогов – 6,2.

Второй вариант. Аутсорсинговая IT-компания, работающая на внутренний рынок. При условной выручке в 100, 10 – прибыль, а остальное – зарплаты сотрудников (прочие расходы небольшие). Сходу она заплатит 20% НДС (т.к. входного почти нет); 1,8 – налог на прибыль; 18 из оставшихся 70 уйдет на соцвзносы. Итого налогов – 39,8. Разница по уровню налоговой нагрузки с заводом – в 5 раз! Чему способствует такая налоговая система? Точно не развитию отраслей, интенсивно использующих ум людей».

Оппонентов возмутило другое утверждение Гурского:

«Сейчас это бизнес с очень небольшой маржой, которую еще и приходится жестко выгрызать. Очень нередка картина, когда владелец небольшого или среднего аутсорсера совсем не богаче своих лучших работников». В соцсетях это утверждение высмеяли, как и прозвучавшее осенью 2016г. заявление крупнейших ритейлеров о том, что доходность их бизнеса – менее 1,5%.

Хотя Гурский привел и вполне конкретные расчеты: «Сейчас объем налогов на типичную зарплату аутсорсера в $ 1500 «на руки» (при нахождении в ПВТ) – около $ 300. При отмене льгот нагрузка вырастет до $ 800+. Это означает прирост расходов в 1,3 раза. Соответственно, если ранее мы на разработку тратили 65% выручки, то будем тратить 84,5%. Прирост в 20% существенно больше маржинальности в 11%».

Не наезд и грабеж, а норма

На эти аргументы аргументированно ответил Николай Астрейко, бывший PR-директор компании Itransition: «Это процветающий МАЗ должен платить налоги, а не ПВТ, едва сводящий концы с концами. Фермеры, сшибающие шальные деньги на картошке, обязаны поделиться с обществом. Ипэшники, купающиеся в нетрудовых доходах, пусть платят ФСЗН. Разве может третьекурсник ­БГУИР со своих $ 1000 платить не 10% налогов, а 35? Конечно, нет! Не для того он Javascript полгода на курсах учил. Пусть налоги его профессор из университета платит: у того докторская степень и целых $ 300 зарплата! Налоги должны платить инженеры-конструкторы, инженеры-строители, инженеры-электрики, но не инженеры-программисты. Это же мировая практика – освобождать от налогов доходные отрасли экономики. И вообще, куда идут эти налоги? Давайте по справедливости: разве айтишники пользуются дорогами, школами и больницами? Разве их родители получают пенсии? За что им платить налоги? ПВТ не должен платить налоги, у них других расходов полно! Вы бывали в офисе ПВТ, с гранитными лестницами, кожаными креслами, пятиметровыми потолками и панорамными окнами? А в новом офисе IBA всего за $ 40 млн.? Ну тогда в небоскребе «Варгейминга» на Кипре точно не были. Порадуйтесь за них!».

И далее: «Комментарии айтишников к посту Гурского продемонстрировали небольшую проблему. Даже не в том, что некоторыми из них активно использовались термины «плебс» и «быдло». А в критическом непонимании объективной реальности. Вы действительно считаете, что государство хочет у вас что-то отнять? Исконно ваши, айтишные святые права не платить налогов? Государство, создав ПВТ, предоставило льготный режим налогообложения на время – для развития отрасли. Налоги – это игра с нулевой суммой. Чтобы вы платили меньше, другие вынуждены были все эти годы платить за вас. Налоговое бремя для всех отраслей, кроме вашей, за эти годы только увеличивалось. Дошло до налога на безработных, может, слышали? Общество согласилось (скажем так) с предоставлением льгот, в ожидании, что все получат дополнительные блага, когда отрасль, наконец, разовьется. Прошло 10 лет. Отчеты ПВТ и СМИ регулярно рассказывают о небывалых успехах IТ в Беларуси. Лидеры отрасли не переставая твердят, что льготы отменять нельзя... То, что айтишники должны платить налоги, как и все остальные, – это не наезд и не грабеж, а норма… Льготники и халявщики – это не многодетные семьи и детдомовцы, а вы… Объясню на цифрах.

1. Senior Developer 2-го ранга из ПВТ, высокотехнологично разворачивавший wordpress для инновационного бизнеса по торговле коровьими лепехами из Миддлтауна, Северная Дакота, получит за месяц этого тяжкого труда $ 1500. С которых заплатит налогов и сборов на $ 309,4, а в карман положит $ 1190,6.

2. Инженер-программист на белорусском предприятии (для простоты представим, что они вместе с предыдущим учатся на одном 4-м курсе БГУИР), захлебываясь техническим долгом, тоже в течение месяца разворачивает устаревший wordpress. И ни про какие инновации здесь, конечно, речь не идет. Телевизоры какие-то делают или стиральные машины... Но работодатель хочет щедро заплатить парню за работу и начисляет те же $ 1500. Сколько будет налогов? В отличие от однокурсника, этот программист заплатит $ 837,2 налогов и сборов, а себе оставит только $ 662,8.

Учитывая, что $ 1500 – это примерно средняя зарплата в ПВТ, несложно посчитать, какую сумму ежегодно 24 000 сотрудников резидентов ПВТ недоплачивают в бюджет… Получается более $ 150 млн. в год. И это мы еще не касались корпоративных налогов, а говорим только про подоходный и ФСЗН».

ИТ наравне со всеми

Александр Кнырович, соучредитель группы «Сармат-СТИ», попытался сбить накал спора и примирить стороны, но в итоге тоже пришел к выводу об особой роли ИТ-сектора: «IT-компании и их сотрудники участвуют вместе в формировании расходов бюджета и ФСЗН наравне со всеми иными гражданами РБ.

Вся сумма их льгот «облегчает» доходы бюджета на 0,5% и доходы ФСЗН на 2,4%. Суммарно общество недосчитывается 1% поступлений. За счет данных вещей – 1% потерь и 1% работающих – у нас сформировалась целая новая отрасль, с очень высокой добавленной стоимостью, целиком построенная на экспорте знаний и умений наших же молодых сограждан. Показатели ее растут.

Мы встроены в общемировой ландшафт и используем те немногие сильные стороны, которые у нас все еще остались. Я бы думал сегодня не о том, как доналогообложить данных граждан, а поставил бы задачу увеличить долю IT-индустрии в ВВП страны до показателей Эстонии – 7%. И если для этого нужно в принципе отменить налоги – это стоит сделать. $ 1 млрд. экспортной выручки, за который не нужно ничего выплачивать соседней стране или выкапывать и продавать богатства нашей земли, стоят $ 180 млн. недополученных налоговых и неналоговых выплат».

Кому давать льготы?

Иной точки зрения придерживается Владимир Ковалкин, руководитель проекта «Кошт урада»:

«Мировая практика идет по пути создания налоговых льгот для тех, кому они действительно жизненно необходимы, либо для тех, кто в перспективе может встать на ноги и внести существенный вклад в развитие экономики. Это могут быть представители МСБ, которые создают большое количество рабочих мест и тем самым сокращают госрасходы на поддержку безработных, это предприниматели, которые занимаются решением социальных, культурных или экологических проблем. Наконец, это могут быть высокотехнологичные стартапы, которым необходимо окрепнуть за счет налоговых льгот и которые в перспективе могут стать драйверами роста. Но создавать преференции для компаний с выручкой в $ 1 млрд., на которые работают тысячи сотрудников и которые шантажируют страну тем, что в случае отмены льгот они перенесут бизнес за рубеж или уйдут в тень, это, мягко говоря, нонсенс».

«Основатель компании ЕРАМ Аркадий Добкин недавно заявил, что надеется на продление льготного налогового режима, поскольку у его компании $ 3,5 млрд. капитализации и 6 тыс. наемных сотрудников, зарплата которых в 4-5 раз выше средней по стране. Возникает вопрос: и что – такая крупная и успешная компания не может быть эффективной в рамках общего налогового режима? Или речь идет о личных выгодах учредителей и их нежелании делиться прибылью с обществом, из которого они черпают по сути дармовые интеллектуальные и человеческие ресурсы?» – задается вопросом Ковалкин.

Программист, зарабатывающий порядка четырех средних зарплат и имеющий налоговые льготы, платит в 1,5 раза больше налогов, чем гражданин со средней зарплатой, не имеющий налоговых льгот. К тому же, свои деньги он тратит в Беларуси. Но если наемный программист платит хоть какие-то налоги, то учредители компаний в ПВТ полностью освобождены от уплаты всех корпоративных налогов, включая НДС и налог на прибыль. Не удивительно, что в этих условиях владельцы резидентов ПВТ так бьются за сохранение льгот. «Давайте прекратим прикрываться заботой о стране и людях, рассказывать сказки о невероятном вкладе ПВТ в развитие экономики. Это уж как-то чересчур цинично», – резюмирует Ковалкин.

* * *

На все претензии сами айтишники отвечают стандартными аргументами: в случае отмены льгот для ИТ-компаний у специалистов появится стимул уехать из страны. А их с распростертыми объятиями ждут не только в дальних странах, но и в России (с ее 14-процентным льготным соцстрахом в ИТ), в Украине (с легальной ИП-схемой с 5-процентной налоговой нагрузкой) и даже в Казахстане (где налоги в разы ниже, а зарплата – выше).

Альтернатива – переход в небольшие компании, которые смогут рисковать, применяя ИП-схему, зарубежные пластиковые карты, «обнал». Как результат, маргинализация и возврат на десятилетие назад. Третий вариант – уход программистов во фриланс для работы с заказчиками напрямую.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.7 (оценок:20)