.

Спецпроект:
10.01.2017
Влад Шведович, Наша Ніва
Суд за жестокое убийство: целый день избивали, насиловали карнизом

Трое жителей Узды 9 часов избивали своего знакомого. Они нанесли жертве более ста ударов руками, ногами и металлической трубой. Сегодня эта троица на скамье подсудимых — мужчинам грозит смертная казнь.

Самогонный барон

Минский областной суд начал рассмотрение этого дела 9 января на выездном заседании в Узде.

Обвиняемые — узденцы Федор Адамович, Максим Черноус и Дмитрий Халупко. В мае 2016 года они выпивали вместе со своим 47-летним знакомым Иваном Махначом. А после — жестоко убили его.

Всех — и обвиняемых, и жертву — в первую очередь объединяет алкоголь. А также его продавец и производитель Федор Адамович.

Федору Адамовичу 41 год. Образование имеет базовое. До задержания жил с сожительницей, имеет 12-летнего сына.

На суде Адамович держался уверенно. Он единственный, кто не отворачивался и не закрывал лицо.

Федор Адамович

Адамович уже был судим — в 2006 году его судили за злостное хулиганство. Ему присудили 240 часов общественных работ.

Адамович считался индивидуальным предпринимателем, но, по словам другого обвиняемого, Черноуса, нигде не работал: «Он как школу закончил, ничем никогда не занимался».

Зато имел много знакомых — к нему нередко ходили за советами, например, при решении жилищных вопросов. Не за просто так, само собой.

Кроме того, хороший доход Адамовичу приносила торговля самогоном. Он его не только продавал, но и давал «на вексель». Про долги никогда не забывал — записывал все. Часто долги тянулись за «клиентами» по несколько лет и достигали не одной сотни рублей.

При этом методы возврата денег у Адамовича были своеобразные. Он заставлял людей рыть себе могилы, пугал пилой и угрожал отрезать ноги. Другому должнику угрожал вырезать и забрать новый стеклопакет.

Если у человека денег не было, долг можно было отработать в адамовичском хозяйстве.

Кстати, Федор Адамович единственный, кого обвиняют не только в убийстве. В отношении его возбуждены еще два дела — за «принуждение к уплате долга под угрозой применения насилия» (еще ранее, в 2014 году, он требовал у знакомого 2 миллиона «старых» рублей за проданный ранее самогон, впоследствии возил того рыть могилу) и «грабеж, соединенный с совершением насилия» (в 2016 году он вновь избивал того же мужчину, снова же за неоплаченный самогон. Затем забрал у него 3 миллиона рублей).

Был у Адамовича и «заклятый враг» — местный предприниматель Геннадий Судник. Если бы не убийство Махнача, между мужчинами должен был бы быть суд — Адамович заявлял, что якобы по заказу Судника его избивали и также вывозили копать себе яму.

У Федора Адамовича был должником за тот же самогон и один из обвиняемых — 35-летний Максим Черноус. Черноус также имеет судимости за нанесение телесных повреждений. В 2006 году он был присужден к исправительным работам, в 2009 году осужден на 2 года химии.

Убитый 47-летний Иван Махнач и сам не раз отбывал наказание. Он жил фактически полунищим. «Сям-там ходил, просил денег», — по выражению обвиняемых. У Махнача была своя квартира — трешка. Но на ней висел большой долг за коммунальные услуги, плюс «самогонные» долги за несколько лет перед Адамовичем… В результате Махнач решил продать жилье. Помочь в этом вызвался тот же Федор Адамович.

«Внезапно возникли личные неприязненные отношения»

Описание травм погибшего занимает несколько страниц: переломы, раны, кровоподтеки, кровоизлияния…

Но куском трубы жертву не только избивали.

«Не менее двух раз вводили торцевую часть предмета в область заднего прохода потерпевшего», — зачитал прокурор.

От ряда травм мужчина скончался на месте.

В обвинении в качестве причины избиения озвучивается такая формулировка: «между мужчинами внезапно возникли личные неприязненные отношения».

Свою вину признал лишь один из обвиняемых — 25-летний Дмитрий Халупко. И то частично.

«Удары наносил. Но умысла убивать у меня не было», — сказал он.

«Ну что, Максим, убил?»

Подробные показания дал Максим Черноус.

Сначала прокурор попросил его рассказать о своей жизни.

Рассказ получился коротким: родился и прожил всю жизнь в Узде, окончил 9 классов, отучился в ПТУ на электрогазосварщика. Потом — армия, неудачная попытка поступить в военную академию.

«Потом начал встречаться с девушкой. Сын, брак…» — пожал плечами Черноус.

Сегодня мужчина уже разведен. 13-летний сын живет с бывшей женой.

Максим Черноус (слева) и Дмитрий Халупко

Сам Черноус работал то тут, то там: последнее время неофициально подрабатывал сварщиком. Был оформлен как опекун своей престарелой бабушки. Говорит, что «потерял 20% здоровья» — получил травму, были проблемы с рукой. Одну операцию сделали, нужно было делать еще одну.

Жил с сожительницей Татьяной. Женщина также пила. Из-за этого развелась с бывшим мужем, потеряла работу.

Утром 19 мая 2016 года к Черноусу приехал на машине Федор Адамович вместе с Дмитрием Халупко. Предложил помочь по хозяйству, пообещал «проставиться» самогоном.

Ранее Черноус уже помогал Адамовичу и его знакомым, например, делал косметический ремонт в квартире Дмитрия Халупко. Через него и познакомился с Адамовичем в феврале. А Халупко был другом детства сожительницы Черноуса.

Вместе с сожительницей и подругой, что гостила у них, Черноус приехал домой к Адамовичу. Последний вынес браги, сразу выпили.

Вообще, рассказал Черноус, Адамович фактически владел двумя домами по улице Комсомольской. В одном, доме номер 16, он жил с женщиной и ребенком, а за вторым, номер 15, что стоял на другой стороне улицы, уже лет с десять «присматривал».

Дом №15 раньше принадлежал какой-то бабушке, после ее смерти родственники попросили Адамовича присматривать за домом. Тот распоряжался имуществом как хотел. На тот момент там уже несколько месяцев жили — и пили — Халупко и Махнач. Адамович покупал им еду, давал алкоголь. Оба постояльца ждали, пока их собственные квартиры будут отремонтированы перед продажей.

«Он хотел будто бы продать квартиру Ивана Махнача, а того поселить в этот дом, вроде как продать дом ему. Купить Махначу немного одежды, а его квартиру забрать себе», — утверждает Максим Черноус.

В тот день, говорит Черноус, Адамович заставлял Махнача какую-то расписку писать — а тот не мог. Руки сильно тряслись, а Адамович опохмелиться ему не давал.

Затем мужчины уехали. Когда вернулись, то Черноус взялся за работу. Нужно было косить траву, и он пошел в дом №15 переодеться.

«Я увидел: там Федор Адамович избивал Махнача, — утверждает мужчина. — Говорил что-то вроде: 4 года его кормил, а Махнач якобы хотел перепродать квартиру Суднику».

Позже, по словам Черноуса, Адамович еще раз избил Махнача — бил коленом в голову.

И первый, и второй раз, утверждает Черноус, именно он успокаивал Адамовича, и тот прекращал избиение.

После он немного покосил. Его сожительница сварила суп. Все вместе поели.

Махнач попросил сигарету. Черноус разрешил взять только одну, потому что было мало. Тот наоборот — забрал несколько, оставил только одну.

«Ну и я дал ему по лбу и по затылку», — признает Черноус. Но утверждает — повреждений нанести не хотел, так, немного проучил.

После обеда Максим делал клетку для кроликов. Но вскоре услышал крики и вернулся в дом.

«Махнач лежал на полу. Брюки были спущены… уже был введен тот… металлический предмет в задний проход. И Адамович делал движения туда-сюда предметом и говорил: «Будешь знать, как лезть Суднику в такое же место», — вспоминает Черноус. — Не каждый день такое увидишь… думаю, это была часть карниза. Металлическая труба».

Черноус якобы оттолкнул Адамовича. Тот начал лупить свою жертву трубой. Махнач кричал: «Федя, хватит!».

Махнач был весь в крови. Его подняли, посадили на кровать. Черноус предложил избитому вызвать скорую. Тот якобы отказался.

Выпили еще. Адамович вновь принес браги.

Черноус на короткое время отлучился. А когда вернулся, то снова увидел, как Махнач стоит на коленях со спущенными штанами. Адамович вновь держал в руке палку и вводил ее в задний проход своей жертвы. Рядом стоял Халупко. Махнач крикнул ему что-то, и Халупко начал его избивать, вспоминает Максим Черноус.

Он прекратил избиение, по словам Черноуса, снова положил Махнача на кровать. Тот дышал, время от времени стонал.

Черноус вернулся к своим остальным приятелям, выпил. Вскоре ему стало плохо — он попросил сожительницу следить за событиями. А сам лег на диван и заснул. Открыл глаза, когда его будили двое милиционеров.

«Ну что Максим, убил?» — спросили они.

«Избивал, но не убивал»

Дмитрий Халупко сначала отказался, но позже все же дал показания. Из близких родственников у него только дядя, мать была лишена родительских прав. Сам он окончил 11 классов в местной гимназии — 3 года из них провел в Суворовском училище, но ушел. После работал на стройках в России.

С Федором Адамовичем его познакомил Иван Махнач. Адамович узнал, что парень хочет поменять свою квартиру на меньшую, предложил тому сделать косметический ремонт за свой счет. Пока идет ремонт, он пригласил Халупко пожить в его доме, в котором уже жил Иван Махнач. Впоследствии речь уже шла о том, чтобы переселить Халупко в дом тещи Адамовича. Правда, детали так и не были оговорены.

Дмитрий Халупко подтвердил — в день убийства Ивана Махнача все они вместе с двумя женщинами выпивали. В течение дня Адамович несколько раз бил Махнача, кричал, что тот «работает на Судника». Адамовича успокаивали, но тот потом заводился и опять начинал лупить приятеля. Подтвердил Халупко и эпизод с трубой — он тоже видел, как Адамович засовывал ее в задний проход несчастного Махнача.

Сам он также дважды избивал Махнача — сначала тот что-то не то ему сказал, после — ударил металлическим совком по руке. Но, настаивает Халупко, в жизненно важные органы по голове не бил, его удары не могли привести к смерти.

После он еще выпил, поспал. Проснулся, когда Махнач уже лежал мертвый.

Адамович приказал вытереть следы крови и придерживаться версии, якобы Махнач пришел уже избитым к ним.

Вызвали скорую. Врачи перевернули тело, увидели его состояние и вызвали милицию.

Ничего не слышал, не знал, не видел

Наконец выслушали и Федора Адамовича. Он кратко рассказал о себе: после школы подрабатывал на заводе, занимался свадебным бизнесом: организовывал свадьбы, видеосъемку. Гнал самогон — в личных целях. ИП у него было открыто на видеосъемку, но в последнее время Адамович, по его словам, решил заняться фермерством — выращивать кроликов.

Все обвинения в угрозах, избиении «клиентов» и принуждениях копать могилы Адамович не признал.

«Никого я не вывозил никуда. Потерпевшего знаю давно, он был мне должен 5 миллионов: приходил, брал самогон, деньги не давал… И так последние 5 лет. Но я его никуда не возил, не бил, пилой не угрожал, даже мыслей таких не было», — заявил он.

А Махнач, по его словам, планировал подарить ему свою квартиру за то, что Адамович досматривал за ним 4 года.

«Но я думал купить ему какой-то домик в деревне, даже ездили смотреть», — заверил Адамович.

А вечером 19 мая Адамович, по его словам, был в своем доме. Только около 10 вечера он якобы зашел в дом №15 и увидел, что Махнач лежит на полу, а над ним стоят Черноус и Халупко.

«Я спросил, что случилось, но мне никто ничего не сказал. Я достал телефон и сразу позвонил в скорую помощь», — сказал Адамович.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.3 (оценок:36)