.

Спецпроект:
14.10.2016
Илья Лопато
Солистка «Мантаны» Алеся Берулава: «Колмыков и Михалок давали нам деньги и свободу»

Группа «Мантана» возвращается. В интервью «Салідарнасці» бессменная фронтвумен музыкального коллектива рассказала, почему 8 лет назад ушла из шоу-бизнеса, где теперь её коллеги по Merry Poppins, и как складываются отношения с бывшим мужем Сергеем Михалком.

— Алеся, можно ли назвать ваш концерт в баре Coyot возвращением в музыкальную жизнь Беларуси?

— Конечно, возвращение! У Беларуси постоянная прописка в моём сердце. Как полюбила я её в 16 лет, так и не разлюблю уже никогда. К тому же, Беларусь — родина «Мантаны».

Я так благодарна музыкантам, с которыми теперь играю, — это им пришла в голову идея найти меня и вытащить из моего уютного болотца. Очень рада, что ввязались в эту авантюру.

С музыкантами я познакомлю всех 15 октября на выступлении. У нас впереди еще много открытий, ведь каждый человек в группе влияет на её звучание, аранжировку и стилистику! Но в любом случае, «Мантана» — это рок-музыка.

— Почему концерт планируется в баре?

— Организацией концерта занимаются мои друзья, и я им доверяю. Мне кажется, бар с названием «Койот» прям, как будто из нашего нового клипа «Песни петь». Очень подходит. Да, и не место красит человека, а музыка и свет (смеется).

— Какие планы у «Мантаны»?

— Наши планы похожи на лестницу, которой не существует, но когда делаешь шаг, ступенька под ногой появляется. Потом следующая...

Я сама не знаю, что будет дальше. Всё развивается очень бурно. И мне это нравится.

— Вас не было слышно восемь лет. Где же вы были всё это время и чем занимались?

— В какой-то момент наступило пресыщение шоу-бизнесом, в том числе не самыми приятными его сторонами. Я поняла, что хочу «бросить всё» и позволила себе это.

Всё это время я пробовала просто жить. Я и духи делала, и в мафию играла (потом её и вела), занималась аргентинским танго, путешествовала... А ещё училась летать на спортивном самолёте и исполнять фигуры высшего пилотажа — петлю Нестерова, «бочку», пикирование... Научиться летать было мечтой детства: каждый свой полет я помню, будто это было только что. С парашютом я тоже прыгала.

Сейчас понимаю фразу из фильма «Непристойное предложение»: если тебе что-то очень дорого, отпусти это, и если оно вернётся — это твоё. Моё ко мне вернулось: я снова пою и пишу песни.

— «Воскрешение» вами «Мантаны» заставило вспомнить и о группе Merry Poppins, триумфально рвавшей хит-парады в 2007-м. Ждать ли возвращения кудрявых рыжеволосых сестёр?

— Сёстры нашли себя в других, не менее прекрасных сферах жизни. Маринка художник. Она плавит стекло, пишет картины, а сейчас и керамикой увлеклась. Говорит, ей не до шоу-бизнеса.

А Люся — дипломированный психолог. Правда, сейчас она занялась изготовлением конфет с необычными сочетаниями вкусов...

Но в «Мантане» мы играем некоторые песни Merry Poppins. Например, «Баттерфляй». И, конечно, «Любовь».

— Второй и крайний альбом Merry Poppins назывался «До свидания». Почему было принято решение приостановить работу группы? Ведь проект наверняка был коммерчески прибыльным...

— Всё могло развиваться и дальше, но во мне произошли некоторые перемены, которые я не могла игнорировать. Я не хотела подписывать новых контрактов с лейблами, быть зависимой от продюсеров...

Я не имею ввиду Женю Колмыкова (экс-продюсер «Ляписов», директор творческого объединения «Дети Солнца»прим. авт. ), с ним на первом месте у нас всегда была дружба, а уже потом какие-то роли. Фактически, он мне просто помогал вместе с Серёгой Михалком. Они в нас верили и продолжили бы помогать, но жизнь изменилась.

Я больше не хотела заниматься шоу-бизнесом. И сестёр нужно было отпустить. Они поняли, что это не дело их жизни. Всё зашло в тупик. А я мастер разрубать «гордиевы узлы».

— Как отреагировали на возрождение «Мантаны» участники её первого состава?

— Концертный директор Антон Азизбекян, звукорежиссёр Андрей Бобровко и гитарист Павел Третяк из первого состава «Мантаны» сейчас работают в Brutto. Клавишник Денис Воронцов сейчас в Москве, пишет музыку для кино и ТВ, бас-гитарист Олег (Паганини) Устинович пишет стихи и издаёт книги...

Со всеми остались братско-сестринские отношения, все благословили мою новую «Мантану», очень за меня рады и, как родственники, следят за нашими успехами.

— Часть вашей команды сейчас в Brutto. А слушаете ли сами их музыку?

— Конечно, слушаю! Brutto — офигенный проект. Жаль, они теперь далеко и встретиться с ними не так просто.

Серёга (Сергей Михалок, экс-«Ляпис», солист Brutto, бывший муж певицыприм.авт. ) мне как старший брат, родной человек. Я всегда буду за него.

— Важно ли для вас мнение о новой «Мантане» Евгения Колмыкова и Сергея Михалка, с которыми вы работали в начале творческой карьеры?

— Мне всегда очень интересно их мнение. Наверное, это уже привычка.

Только в начале творческой карьеры я ещё ни с кем не работала. Когда Женя решился продюсировать мои песни, они уже крутились на радио. Но это была ещё не «Мантана», а просто Алеся Берулава.

Свои первые песни я записывала в Гамбурге, с немецкими и белорусскими музыкантами. Придумывать что-то за меня никогда ни у кого не было необходимости. А вот помогали все, кто слышал тогда наши первые песни.

Серёге в начале моей творческой карьеры было совсем не до меня. Но постепенно он тоже втянулся (улыбается).

Дебют «Мантаны» случился на концерте «Леприконсов», которые сначала пустили нас на свою точку, а потом и на концерт. Серёга нашёл мне Антона Азизбекяна. Он стал концертным администратором «Мантаны», уже вместе мы собрали команду. Ему тогда было 18 лет, мы вместе учились всему, переживали и радовались. Это была большая семья: «Ляписы», «Мантана» и ещё команда КВН БГУ, звукорежиссёром которой был наш клавишник Денис Воронцов. И всё у нас было по-настоящему.

«Мантана» всегда была рок-группой: что 15 лет назад, что сейчас»

— Остались ли в Беларуси артисты, с кем вы поддерживаете связь —кого назвали бы приятелями?

— Ну, конечно, группа «Трубецкой», Ян Женчак, «Лявонны», Рэй, может ещё кого забыла. Мне многие артисты нравятся как люди. В ближайшем будущем обещаю переслушать все их новые песни (смеется).

— Как думаете, насколько изменился шоу-бизнес в Беларуси за годы вашего отсутствия?

— По поводу шоу-бизнеса в Беларуси могу сказать: дорогие артисты, цените друг друга — вы гораздо лучше, чем сами думаете! В Москве, кстати, сейчас вообще всем очень нравятся белорусские группы.

Иногда встречаются настоящие музыкальные находки — просто уникальные варианты и сочетания, которых больше не встретишь нигде. Так что шоу-бизнес в Беларуси есть. Надеюсь, совсем скоро узнаю поподробнее, как тут дела.

Телевизора у меня нет уже очень давно, но за музыкальными новинками Беларуси, России и Украины слежу в равной степени. Какие-то открытия есть везде.

— А как насчёт хейтеров? Интернет принёс артистам не только новых поклонников, но и головную боль: есть ли у «Мантаны» недоброжелатели в сети?

— Иногда бывают. Но чаще всего на такие реплики мы просто как-нибудь смешно отвечаем (улыбается). Если же человек совсем неадекватен, мы его баним — зачем пиариться за наш счёт? Но такое было пока пару раз.

— В клипе «Песни петь» вы предстаете в узнаваемом «мантанавском» стиле. Значит ли это, что ставка на сексапильность, которой запомнились Merry Poppins, уйдет на второй план?

— У Merry Poppins ставка зависела от клипов, песен и увеличения состава. К примеру, после клипа, снятого Ромой Васьяновым на песню «Меня зовут любовь», мы продолжали ту линию, о которой Вы говорите (улыбается).

Но когда Матвей Сабуров снимал клип на песню «Картинки», мы превратились в кукол. Кстати, идею, как и танец, придумали мы с Маринкой. А вот сценарий писал Матвей. Образы для нас создавал наш друг Иван Айплатов, который в клипе сыграл роль одного из роботов-музыкантов.

А вот Женя Колмыков, наш продюсер, никогда за нас ничего не придумывал (улыбается), ему вообще не до нас обычно было. Они с Серёгой Михалком нам давали деньги и свободу, за это им огромное спасибо!

Стиль у нас менялся очень часто. Когда мы начали выступать втроем (наша младшая Люся как раз закончила школу), мы с Маринкой решили, что пора познакомить наших слушателей с синти-поп музыкой, стилем Gothic & Lolita, да и вообще с Visual Kei.

На всё это мы уже давно подсели, когда жили в Японии... Но в Беларуси для этого было ещё рано.

Тем не менее, мы переписали песню «Меня зовут Любовь», Алексей Терехов сделал для нас свой клип, тот самый, что завоевал какое-то количество наград на различных европейских фестивалях.

А вот «Мантана» всегда была рок-группой: что 15 лет назад, что сейчас. И это всегда весёлый рок! Но сейчас, конечно, будут происходить какие-то метаморфозы. Новый состав, новые песни, новая я...

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 4.4 (оценок:25)