Спецпроект:
12.09.2016
Семен Печенко
Три неудобных вопроса экспертам о прошедших выборах

Остаться в парламенте или уйти? Кому выгодно попадание оппозиции в палату? И что смогут сделать Анисим и Конопацкая, став депутатами? Блиц-опрос «Салідарнасці».

«Нужно использовать любые возможности для завоевания умов людей»

Заместитель председателя Движения «За Свободу» Алесь Логвинец:

— Уйти или остаться — это сугубо их решение, их ответственность. Могу лишь подчеркнуть, что парламентскую площадку можно использовать в случае, если будет скоординированная и сконцентрированная деятельность.

Раз власти приняли такое решение, то становится очевидным то, кому на сегодняшний день это выгодно в первую очередь. Они  не дали выиграть, а, скажем так, провели в парламент. Так как вопрос подсчета голосов остается принципиальным и открытым.

С другой стороны, для оппозиции это открывает дополнительные возможности для коммуникации с людьми. Люди не верят в прозрачность выборов, в возможность изменить ситуацию политическим путем. И тем не менее, нужно использовать любые возможности для завоевания умов людей.

В парламенте можно отстаивать интересы людей — это самое главное. Показывать, что на местах есть власть, которая не действует на пользу людям. Второе, в рамках этого института, который, понятное дело, подконтролен и не имеет реальных полномочий, можно начать общественную дискуссию относительно того, что происходит в стране и куда нас завела власть.

«У оппозиции спутаны карты»

Политический обозреватель Александр Класковский:

— Здесь сработал сценарий властей, потому что по всем признакам эти выборы были такими же контролируемыми сверху, как и предыдущие электоральные кампании. Даже сама правоцентристская коалиция постфактум заявила, что все 110 депутатов были назначены. То есть, признается, что и оппозиционеров назначили.

Власть для себя таким образом решает задачу легитимизации итогов этих выборов и хочет обеспечить продолжение процессов нормализации отношений с Западом. И не для того, чтобы стать учениками в западной школе демократии, а для получения денег.

Я думаю, что этот достаточно сильный и неожиданный ход повышает шансы на то, что Запад если не будет рукоплескать итогам выборов, то достаточно благосклонно отнесется к этому результату. И этого будет достаточно для продолжения политики нормализации.

Таким образом, власти, пожертвовав стерильностью парламента, но сохранив в целом его лояльность, добиваются желаемого в международном плане.

Что касается оппозиции, то у нее сейчас оказались спутаны карты. Она долгое время твердила, что выборы несвободные, что парламент будет нелегитимным. А сейчас, судя по всему, ОГП не захочет отказываться от мандата. И тем самым оппозиция попадает в такую шахматную вилку: как же так — кричите, что парламент нелегитимен, а там заседает ваша представительница? То есть, попутно власти решают и задачу дискредитации оппозиции, ставят ее в двусмысленное положение и разжигают внутренние распри.

Решение о возможном снятии должны принимать сами депутаты. Или, в случае Канопацкой, ее партия. С точки зрения политологии, оппозиции глупо игнорировать любые возможности, расширяющие для нее рамку политической деятельности внутри страны.

Думать, что власть рано или поздно преподнесет на тарелочке с голубой каемочкой, наивно и инфантильно. Нужно бороться в несправедливых условиях и использовать любую трибуну.

Есть опыт группы «Республика» в палате представителей второго созыва. Тем более показательно то, что ее участники стали оппозиционерами стихийно, ведь им дали мандаты, как вполне лояльным персонажам. И вдруг они стали фрондировать, устраивать голодовки, продвигать какие-то законопроекты, неудобные верхам. Иными словами, доставили много головной боли властям. После этого холодного душа парламент долгое время был стерильным.

Власть вынужденно усложняет для себя внутриполитическую игру. Замечу, что с похожих процессов начиналась советская перестройка. Плюс ко всему, нужно учитывать, что в Беларуси ухудшается экономическая ситуация и через пару лет настроения масс могут быть гораздо радикальнее. И в таких условиях любая трибуна для оппозиции, которая до сих пор была внесистемной, очень важная вещь. Это важно и для раскрутки конкретных политиков, важно и как плацдарм для всей остальной оппозиции. Если только она не станет по старой традиции грызться между собой.

«Остаться — это лучше, чем одноразовый шаг, о котором забудут через пару месяцев»

Директор Института политических исследований «Политическая сфера» Андрей Казакевич:

— Я считаю, что политическая игра стала более сложной. И власть и оппозиция получают в этой ситуации как определенные проблемы, так и новые окна возможностей. Оппозиция получает дополнительный канал коммуникации и возможность выхода из политического гетто.

С другой стороны, для власти открываются новые возможности влиять на оппозицию и ее электорат с помощью манипуляций в рамках парламента.

Отказ от мандата — очень серьезная политическая дилемма. В случае отказа у политика появляется возможность сохранить моральную позицию, но при этом потерять реальную трибуну, выйти на качественно другой уровень отношения к оппозиции белорусского общества.

В то же время, сохранение мандата означает фактически отказ от моральной позиции, которая, как в случае с ОГП, долгое время публично озвучивалась. Но при этом мандат делает политика включенным в сегодняшние политические процессы, дает более широкие возможности. Ведь общаясь с госчиновниками в статусе депутата парламента, можно добиться гораздо большего, нежели в статусе члена политической партии или общественного объединения.

Что здесь победит, пока сложно сказать. Но политическая логика говорит о том, что лучше сохранить мандат. Потому что он дает четыре года для того, чтобы донести свою позицию по любым вопросам на качественно другом уровне. И это лучше, чем одноразовый шаг, о котором забудут через пару месяцев.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.6 (оценок:13)