28.02.2016
Владимир Богданов, фото автора и из архива автора
«Бдительность часового была обманута крепкими немецкими ругательствами»

Ровно сто лет назад начиналась подготовка Русской императорской армии к одному из крупнейших сражений Первой мировой войны на территории современной Беларуси – Нарочской наступательной операции. Ниже – рассказ о малоизвестном начальном эпизоде той масштабной драмы, следы которой до сих пор хорошо заметны на белорусской земле.

Зима 1915 – 1916 гг. Немецкие проволочные заграждения на льду озера Нарочь.

Нарочская наступательная операция готовилась очень спешно. Ее причиной стало начавшееся в феврале 1916 года немецкое наступление на Верден во Франции. Падение этого городка с модернизированной средневековой крепостью открывало немцам прямую дорогу на Париж, и французы срочно обратились к союзникам с просьбой немедленно организовать натиск на противника на других фронтах, что отвлекло бы немецкие силы и не позволило им перебросить к Вердену дополнительные части.

Российское руководство, выполняя взятые на себя ранее обязательства, стремительно развернуло подготовку к наступлению в районе Нарочи и Постав, несмотря на то, что погодные условия и особенности местности сильно осложняли задачу. Официально днем начала операции считается 18 марта (или 5 марта по старому стилю, действовавшему тогда в России). Однако реальные действия по подготовке наступления начались несколько раньше.

Вот с чего начинается описание тех событий в немецкой книге «Великая война. Русское весеннее наступление 1916 года», которая была издана Генеральным штабом немецкой армии спустя всего год после тех напряженных боев:

«Темной вьюжной ночью с 27 на 28 февраля 1916 года конный патруль из 32 амурских казаков (русско-монгольская смешанная кровь) с двумя офицерами прорвал на конях с обмотанными соломой копытами на замерзшем озере Нарочь немецкие заграждения, которые состояли из 6 км рогаток от берега до берега, от Наносов до Пасынок.

Фрагмент карты позиций германского XXI армейского корпуса накануне Нарочской операции. Пунктиром через озеро Нарочь показано расположение на льду немецких проволочных заграждений. Вертикальная линия между озерами – немецко-российский фронт. Из книги «Великая война. Русское весеннее наступление 1916 года», Берлин, 1917 г.

На льду озера Нарочь, XXI век

Во главе отряда переодетых в гражданские шапки и светлые крестьянские тулупы ехал верхом опытный проводник крестьянин Воронцов из села Подрезы (ныне не существует, находилось на северном берегу Нарочи рядом с деревней Черевки – прим. сост.). Он уже не раз водил русские патрули и хорошо знал потайные тропы через озеро.

Бдительность часового, неожиданно появившегося на немецком берегу, была обманута несколькими крепкими немецкими ругательствами из уст командира. Однако безрассудно дерзкий патруль был остановлен несколькими другими часовыми, стоявшими вдоль озера, и грохот разрывов ручных гранат выдал ночную вылазку. Хотя прорыв и удался, лазутчики, пожалуй, догадывались, что в тот же самый миг по телефонным линиям в немецкие окопы и в глубокий тыл полетели распоряжения о розыске и задержании конного патруля. О дальнейшем скрытном продвижении верхом больше нечего было и думать. В ближнем тылу немецких линий казаки бросили на произвол судьбы своих лошадей и кинулись в леса и болота, чтобы хоть как-то добраться до указанного им пункта назначения.

Забайкалец. Иллюстрация из материала о наступлении у Нарочи в журнале «Нива»
(№13, апрель 1916 г.)

Штабом XXI армейского корпуса немедленно была объявлена облава, к которой ночью за немецкими линиями были привлечены все, кто был под рукой, — конные офицеры штаба корпуса, курсы повышения квалификации, конные офицеры штабов и колонн. В результате удалось захватить четырех казаков, из них троих живьем. Остальные сначала ускользнули в дикой болотистой местности и дремучих лесах и были обнаружены только в каком-то лесном убежище близ Новосвенцян на железнодорожной линии Вильно — Динабург (ныне Даугавпилс в Латвии – прим сост). Один из офицеров пытался побудить казаков к прорыву из оцепленного укрытия, используя для этого ручные гранаты. Большинство казаков и один офицер были извлечены из ямы тяжелоранеными, другой офицер был найден застреленным.

Помимо пленных в руки преследователей попало большое количество взрывчатки и запальных шнуров. Казаки из обезвреженной команды показали, что в соответствии с приказом должны были незаметно добраться до Рудников — 30 км к югу от Вильно — и там раствориться среди местного населения, чтобы в марте взрывать железнодорожное полотно и мосты на магистрали Вильно — Динабург.

Одновременно был схвачен крестьянин Воронцов. Своему священнику в Кобыльнике (ныне деревня Нарочь Мядельского района) он рассказал, что уже несколько недель действовал как шпион. «Ради моей святой России», — объяснил он.

Свято-Ильинская церковь в Кобыльнике. 1916 г. Немецкая открытка

Ныне – деревня Нарочь Мядельского района

Когда после прорыва конных казаков февральской ночью по окопам и траншеям армии Эйхгорна прокатилась тревога, вряд ли кто-нибудь догадывался, что это рискованное предприятие могло означать нечто большее, чем отчаянную авантюру. Что горстка казаков была предвестником волны гигантского русского наступления, призванного катком навалиться на восточный фронт Гинденбурга в марте.

... В этом небольшом кровавом эпизоде уже отражалась надвигавшаяся великая битва, которая должна была освободить русскую землю от немецкого ига. Новым было патриотическое воодушевление беззаветно вступивших в бой и жертвующих собой офицеров обновленной царской армии, которое отразилось также и в твердой позиции шпиона. В масштабных боях мартовской битвы многие русские офицеры проявили такой высокий боевой дух, который только в виде исключения встречался немецким войскам еще в прошлом (1915) году в их продвижении через Польшу и Литву до границ национальной России.

Масштабной была и цель, которую угрожающе высветил приказ разрушения трассы Вильно — Динабург: возвращение Вильно в русские руки и перерезанная дорога на Динабург означали бы уничтожение армии генерал-полковника фон Эйхгорна и разрыв жизненно важной артерии для немецких армий на Западной Двине».

(перевод с немецкого Владимира Заворошкина)

Остатки колючей проволоки с ушедших на дно немецких заграждений до сих пор часто выносит на берег Нарочи. Порой рыбацкие снасти вытаскивают из воды фрагменты покрытых ракушками деревянных жердей, скрепленных большими старыми гвоздями.

К юбилейной дате в Беларуси готовится к выходу книга «Битва у Нарочи. 1916» - наиболее полный и подробный сборник материалов, в котором на документальной основе, с использованием множества архивных и современных иллюстраций рассказывается о каждом из дней российского наступления. Кроме переведенной на русский язык книги «Великая война. Русское весеннее наступление 1916 года», в основу сборника положены немецкие полковые истории – уникальные источники, подготовленные по журналам боевых действий и изложенные в литературной форме. Их обширные фрагменты о событиях, происходивших столетие назад на белорусской земле, будут впервые доступны русскоязычному читателю.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 3.3 (оценок:31)