Спецпроект:
29.11.2016
Кирилл Иванов
«Сами гэбэшники с симпатией относятся к нам»

Зацепило! «Салідарнасць» собрала вместе рассказы воюющих на стороне сепаратистов белорусов о лояльном отношении к ним со стороны спецслужб.

Признание 43-летнего бобруйчанина Сергея Бондаря, воюющего на стороне «ЛНР», в очередной раз ставит вопрос о реальном отношении белорусских спецслужб к соотечественникам, ставшими боевиками непризнанных «республик». Отвечая на вопрос корреспондента Радыё Свабода о страхе ареста, боевик рассказал:

— Нет, не боялся. Я же знаю, что воюю за справедливость. Я спрашивал гэбэшников: как же так, Александр Григорьевич ведь тоже против фашизма. А они — ну так мы же тебя не сажаем. Мы тебя допросили — и езжай куда хочешь. Сами гэбэшники скорее с симпатией относятся к нам. Мне говорили: ну ты же все равно туда поедешь. Ну да, говорю, поеду. Только, говорят, в Украину не надо ехать — тебе туда въезд закрыт точно. (…) Даже у милиции видно отношение — дружески относятся в целом. А вот тех, что с противоположной стороны, я так понимаю, сразу сажают.

Сергей Бондарь — не единственный боевик, воюющий на стороне сепаратистов и публично заявивший о лояльном отношении белорусских спецслужб. «Салідарнасць»напоминает о других подобных историях.

«Я сидел в кабинете следователя и играл в компьютерные игры»

26-летний уроженец города Круглое Иван Яровой воюет на стороне так называемых «ДНР» и «ЛНР». В октябре 2015-го он был задержан КГБ в Орше, но через неделю был освобожден и снова поехал воевать на Донбасс.

Журналистам Яровой рассказал о «человеческом» и «мужском» отношении к нему следователя:

— Я же в том СИЗО фактически не сидел. Я сидел в кабинете следователя и играл в компьютерные игры. И он же мне из дома поесть приносил, сигареты давал. Было такое человеческое отношение.

«Относились хорошо. Никто не давил. Обычное человеческое отношение»

Родион Кургузов, 23-летний житель деревни Дубровка, что под Марьиной Горькой, также избежал уголовного преследования.

С февраля по июнь 2015 года он воевал на стороне «ДНР» и «ЛНР».

О том, как его встретили дома, он рассказал следующее:

— Я приехал домой где-то в полночь. А на следующий день в обед ко мне приезжают правоохранители — милиционер и майор КГБ. Приехали, поздоровались, пожали руку, поговорили со мной. Через неделю вызвали в Пуховичский отдел КГБ, снова пообщались, записали показания. Сказали, что будут вестись следственные действия. Потом приехали, провели обыск в доме. Наверное, еще 3-4 раза вызывали. Задавали одни и те же вопросы: в каком подразделении находился, воевал ли вообще, где проходил подготовку и кто обучал. Относились хорошо. Никто не давил. Обычное человеческое отношение. В последний раз, когда вызвали (уже где-то полгода прошло после возвращения) дали подписать бумагу, что меня проверили, в боевых действиях я не участвовал, состава преступления нет.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 2.8 (оценок:28)