Спецпроект:
24.11.2016
Денис Курьян: «Если стриптизер названивает поутру, – это уже опасно»

Известный телеведущий и бизнесмен откровенно рассказал «Комсомолке», как из мальчика превратился в мужчину, сколько денег тратит на гардероб и что терпит его супруга.

Досье «КП»

Денис Курьян, 32 года, ведущий программ «Мой бизнес» и «Наше утро» на ОНТ. На телевидении с 16 лет, начинал на БТ в молодежной программе «5×5». Автор более 30-ти документальных фильмов, вел трансляции «Евровидения», премий «Оскар» и «Грэмми». На ОНТ – с осени 2012 года. Обладатель премии «Телевершина» в номинации «Лучший ведущий развлекательных программ» и «Приза зрительских симпатий». В бизнесе занят производством презентационных фильмов, также владеет сетью кафе «Мама дома». Женат, двое детей.

***

– Денис, вы много лет были лицом БТ, этаким звездным мальчиком: проекты, фильмы, шоу. И вдруг – пропали. Неожиданно завели жену, детей, занялись бизнесом – кофейни да блинные. Почему ушли с БТ?

– Мальчику пора было стать мужчиной (смеется). В 2012-м, уйдя с БТ, я стал еще активнее заниматься бизнесом и посвящать всего себя телевидению уже не мог. Я не могу принадлежать одному каналу, одному проекту, одному делу…

– Как и одной женщине?

– Если фигурально воспринимать занятие чем-нибудь как женщину, тогда с БТ это было сродни разводу.

– Поговаривали, что развод случился со скандалом.

– Ни в коем случае! У меня был контракт, но я предложил прекратить отношения полюбовно, остались друзьями.

Если сравнивать уже с ОНТ, то это другие отношения. У нас отличные отношения, проект «Мой бизнес» – программа, которая позволяет молодым предпринимателям, таким, как я, приходить и получать деньги за свои идеи. Плюс самое дорогое – советы бизнесменов, входящих в топ в Беларуси, учитывающие специфику именно нашей экономики и ситуации.

«Первая зарплата на телевидении была 100 долларов»

– Но свои первые деньги вы заработали на ТВ?

– Да, мне было 16 лет. Моя первая зарплата на телевидении в 2000-м году в передаче «5х5» была 100 долларов, для подростка это здорово. Я жил с родителями, карманные деньги позволяли водить чуть ли ни целый класс на пирожное с мороженым (или уже на пиво, не помню).

Важно получить опыт зарабатывания как можно раньше: втягиваешься и уже не можешь остановиться, ищешь возможности. Продолжал работу на ТВ, лет с 19-ти вел вечеринки в клубах, корпоративы, в 20 купил первую машину – 10-летнюю «Мазду». Тогда на потоке было парня четыре с авто – понятно, с кем общались самые модные девчонки (смеется).

– И телевидением, вечеринками да корпоративами вы накопили на сеть кафе?

– Да, сеть общепита – бизнес небольшой, но стабильный, часть ресурсов – кредитные. Нам предлагали партнерство, но мы отказались, партнера только два – я и моя жена Юля.

Сегодня продолжаем строить нашу сеть кафе, в Минске уже четыре блинных, планируем порядка десяти. В Минске немного бюджетных заведений, где можно вкусно перекусить.

– А как же ТВ? После ухода с БТ говорили, что вы собираетесь в Москву…

– Лет в 20 у меня были идеалы, связанные исключительно с телевидением. В том числе и желание работать на ТВ за рубежом.

Мне говорят: «Вы с Димой (Шепелевым. – Ред.) начинали вместе, он же добился, и ты мог!» Ну, все-таки мы разные. У Димы была мечта с юности – работать на «Первом». Я не был так активен: одно дело – думать и мечтать, другое – действовать.

Но варианты были. Например, после концерта в День России, который я вел в прямом эфире на телеканале «Россия», меня брали на работу, но… младшим редактором. Чтобы заслужить постоянное место в кадре, нужно было начинать с нуля. С нуля уже, естественно, не хочется.

– Лучше разливать кофе в Минске?

– Почему только кофе? А блины и драники? Зато мы сами себе хозяева.

Мы в Минске приросли, тут дом, друзья, близкие. К тому же у меня недавно ушел из жизни папа, маму особенно нужно поддерживать… И еще наша цель – четверо детей, я рад, что моя жена пока согласна.

«Семейный кризис возник из-за нового бизнес-проекта»

– У вас красивая семья: жена-модель и двое чудных малышей. Вы с Юлей вместе уже 8 лет, но некоторые считают ваш брак пиаром: звездный мальчик нашел себе правильную девочку.

Фото Алины Павлининой

– Да, я нашел, как вы говорите, правильную. Что в этом плохого: другие ищут неправильных? И потом, это ведь женщины делают так, чтобы мы их выбирали или не выбирали. Это, на мой взгляд, типичное заблуждение мужчин, что мы делаем выбор. Так что мы выбрали друг друга и счастливы.

Я публичный человек, бывает, мы с Юлей выступаем как спикеры на мероприятиях, делимся тем, что пережили сами. В чем пиар? Это жизнь людей с определенной степенью медийности.

– Зачем тогда выкладываете фото обнаженной жены в соцсети?

– Я бы сказал – красивые фото, у нас нет снимков «за гранью». Одно из наших хобби на отдыхе – делать интересные фотосессии, но нет цели создавать эротику. Подобные снимки могли бы попасть на обложки MAXIM или GQ, но в Беларуси нет этих изданий.

Если красиво – зачем скрывать? И цели пиариться на этом мы не ставим, ради чего? Это просто хобби: мы пишем о путешествиях, эмоциях.

– Раз не пиар, тогда рассказывайте про кризисы семейной жизни. Были они у вас?

– Трений в отношениях хватает, но я бы не назвал их кризисом. Я учусь быть менее вспыльчивым и импульсивным. Когда работаешь с женой, это автоматически переносится домой. Уверен: не существует примера пары, у которой в офисе все не очень, а дома прекрасно.

Однажды кризис замаячил из-за нового бизнес-проекта, Юля уставала на работе, плюс дом, дети. Мой сын пошел в первый класс, дочь еще маленькая, ходит в садик.

Но главное, о чем следует договориться, – это одинаковое видение результатов. Поездка к бабушке, запуск нового объекта, обустройство будки для собаки, выбор образовательного центра для ребенка – мы должны понимать, ради чего это делаем. Если видение результатов каждого условного проекта не совпадает – лучше не начинать.

«Мы не ложимся спать, не выяснив отношения»

– Юля вам когда-нибудь перечит?

– В целом Юля терпеливая и мудрая, но при этом достаточно эмоциональная. Поначалу мобильники летали.

Фото Алины Павлининой

Но у нас с первого дня жизни есть семейное табу: мы не ложимся спать, не выяснив отношения. Иногда Юля говорит, что устала, но мы разговариваем, до тех пор, пока…

– …вы ее не уболтаете.

– Нет, пока не найдем взаимовыигрышное решение. Ведь если человек пойдет на конформизм – то есть на внешние уступки при внутреннем несогласии – это будет бомба замедленного действия.

То же самое, когда люди хотят изменить что-то в отношениях. Это должны быть изменения внутри человека, он их должен искренне принять. Иначе потом все равно вылезет.

– В одном из интервью дернула ваша фраза про разовые измены: мол, они не повод для развода.

– В обществе неоправданно много внимания уделяется измене как физическим контактам. Это не значит, что мы позволяем себе такое. Но гораздо чаще люди изменяют друг другу в мыслях, а эта измена страшнее.

К примеру, типичная ситуация: супруги много лет в браке, уже все приелось. В то же время она каждый день на работе общается с коллегой-красавцем, и мысленно уже давно… Но вот физически нет. Я же такая правильная, не изменяю. Общество почему-то это адюльтером не считает. Думаешь изо дня в день: ну и что? У вас же «не было»! Хотя морально-то вы там.

А что такое этот физический контакт? Ты увидел человека, пообщался, где-то зажглась лампочка, да, случилось – ну и что?

– Зажглась – выключилась?

– Да, это, конечно, ужасно. Но отношения на стороне, мысли о другом, постоянный смс-флирт, на мой взгляд, гораздо ужаснее разовой физической измены. Поэтому гораздо важнее для сохранения семьи чувствовать, о чем или о ком думает ваш партнер, устраиваете ли вы его в принципе.

Или еще пример. Девушки же ходят в стриптиз-клубы, суют там денежки – ничего страшного. Эмоциональная разрядка, всем приятно созерцать красивое. И я не настолько зануда, чтобы это запрещать. А вот если стриптизер ей начал поутру названивать, а потом они пошли вместе, условно, пить кофе с блинчиками – вот это уже опасно.

«Среди друзей считаюсь главным знатоком европейских аутлетов»

– Любите хорошие вещи? У вас красивые часы «Армани», дорогие?

– Нет, как раз не очень. У меня около 10 часов, все относительно бюджетные, уровня до 500 евро. Только одни дороже.

Для меня лично цена и бренд мало что решают, но, увы, такие правила в обществе. Если встречаешься в некоем статусном кругу для решения вопросов, то есть некоторые марки часов и одежды, по которым даже неосознанно определяют свой-чужой.

– Какие?

– Например, для таких случаев друзья на 30-летие подарили мне часы Louis Vuitton за 4 тысячи евро. Другое дело – где это покупать.

В Беларуси заоблачные цены, мы покупаем в основном детскую одежду, трикотаж. В Европе же огромное количество аутлетов, где продаются вещи прошлых сезонов, скидки до 90%. Но это ведь по-прежнему «Гуччи». Среди друзей я считаюсь главным знатоком европейских аутлетов.

– То есть у «Зары» шансов нет?

– Максимум – майка или рубашка. Масс-маркет визуально на вешалке смотрится стильно. Но опыт носки и первой стирки подсказывает, что лучше меньше одежды, но более высокого качества.

– А сколько можете оставить в аутлете?

– Могу купить одежду на сезон за несколько тысяч евро. Я часто веду мероприятия, поэтому – смокинги, рубашки, брюки, бабочки. Помогаю выбирать вещи Юле.

Фото Алины Павлининой

Женские вещи значительно дороже, платьишко порой стоит как три костюма. Но если заранее определенный бюджет позволяет, то я даю ей возможность выбрать. Например, есть тысяча евро: она может купить два платья по 500 или 5 джинсов по 50 и 8 кофточек по 40...

Не люблю, когда занимаются показным потреблением. Вот некоторые наши знакомые выкладывают фото на фоне новой машины. Зачем? Вчера ездил на этой, сегодня – на той. Зачем этим со всеми делиться?..

«Как это вы обо мне такое думаете?!»

– Вот вы такой энерджайзер, а как пар выпускаете?

– Три раза в неделю хожу в тренажерный зал. У меня хороший тренер – бодибилдер, девушка. В некотором смысле – мой психолог: создает такие нагрузки, что любые проблемы выветриваются. Но питание – не менее важно.

За последние три-четыре месяца я похудел на 7 кило, завтракаю и обедаю чем угодно, а ужины отменил, максимум – творожок. Есть цель «сдуться» еще на столько же, подтянуть тонус мышц.

– Денис, вроде говорим-говорим, а кажется, что все скелеты так и остались под замком.

– Да нет у меня скелетов…

– Ну, про вас как про публичного человека ходит немало слухов…

– Сочинить могут что угодно. Например, про нетрадиционную ориентацию. По молодости меня задевало: «Как это вы обо мне такое думаете?!» А сейчас все равно, всегда домыслят.

Трудно или не хочется верить, что люди добиваются чего-то своим трудом и терпением. Хотя я адекватно отношусь к своим достижениям и полагаю, что я в начале пути, но некоторые уверены, что давно в полном шоколаде. И ищут – где подвох?

Огромное количество молодых певцов, музыкантов, телеведущих беспочвенно удостаиваются такого ярлыка. Нет смысла кого-то переубеждать. И я сказал себе в какой-то момент: не обращай внимания, пусть это будет худшее, что про тебя говорят. Что, мол, семья, дети – это ради пиара.

– И похудел ради пиара?

– Нет, похудел ради себя (смеется). Перестал есть мучное на ночь. Раньше зефирку бобруйскую, потом еще и еще. Или пару бокалов вина, чтобы расслабиться, а к ним бутерброды с багетом.

Еда – одно из главных удовольствий в жизни, но ты сам выбираешь, когда его получать. Когда лезешь в холодильник перед сном – это твой внутренний выбор, это ты контролируешь свои действия, и ты сам в состоянии изменить свои привычки.

Сексуальные снимки жены Курьяна

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 1.9 (оценок:34)