Спецпроект:
07.10.2016
Ярослав Забалуев, «Газета.Ру»
«Дом странных детей мисс Перегрин»

В прокат вышла сказка про интернат Тима Бертона, которую можно признать лучшим фильмом режиссера за последние годы.

Джейк (Эйса Баттерфилд) учится во флоридской школе, где у него нет друзей и работает в местном супермаркете, где одноклассники периодически, шутки ради, опрокидывают подконтрольную ему витрину с подгузниками. Лучший друг Джейка — его дедушка Эйб (Терренс Стэмп), который с детства формировал у него магическое мировоззрение при помощи историй о своем сказочном детстве в доме для одаренных детей под руководством мисс Перегрин (Ева Грин).

В этом доме он провел лучшие предвоенные годы, а потом ушел на фронт и остаток жизни посвятил сражениям с чудовищами. Родители Джейка относятся к этим историям скептически, списывая их на богатую фантазию дедушки, осмыслившего в сказочном ключе первые столкновения с фашистскими изуверами. Однако, когда дедушка загадочным образом погибает, Джейк упрашивает папу поехать на описанный Эйбом остров, где его уже ждут, укрывшиеся во временной петле, девочка-воздушный шарик Эмма (Элла Пернелл), девочка-росянка Клэр (Рафиелла Чапмэн), мрачноватый кукловод Енок (Финлэй Макмиллан) и, конечно, великолепная хозяйка.

В последние годы Тима Бертона любили скорее по инерции. Да, были дикий, но мощный «Суини Тодд», был очаровательный «Франкенвинни», но в большинстве своем картины автора оставляли зрителя в недоумении. Пиком стали предыдущие «Большие глаза», в которых Кристоф Вальц пытался играть Джонни Деппа, и, видимо, падать дальше было некуда. В основе фильма — сказочный бестселлер Рэнсома Риггса, в котором смешалось уютное ретро, мотивы «Питера Пэна» и «Мэри Поппинс», а банда одаренных детей напоминает одновременно про «Людей Икс» и «Гарри Поттера».

Для визионера и постмодерниста Бертона лучше материала было не найти и можно только порадоваться, что за него раньше не взялся тоже визуально одаренный, но куда менее талантливый Гильермо дель Торо.

При этом Бертон будто бы сознательно ограничил себя в наборе привычных инструментов. Весь первый час фильма не имеет ничего общего с веселым паноптикумом его классических работ (разве что с «Эдвардом руки-ножницы»). Это очень личное, по ощущениям, высказывание о природе реальности и о том, как важно уметь не только увидеть чудо, но и поверить в него. Моменты, в которых режиссер играет на зрительском доверии — лучшие в фильме.

Ощущение чистого волшебства в них примерно того же уровня, что и в классических голливудских или диснеевских фильмах-сказках — в эпоху, когда никакие спецэффекты уже не удивляют, лучше комплимента и придумать, кажется, невозможно. Чувствуется, насколько режиссер наслаждается верно найдеными деталями и оттенками, насколько заразительно его желание создать настоящий волшебный мир.

Во второй части, когда герои начинают, наконец, борьбу со злом, приходится вспомнить, что Бертон, прежде всего, про красивую картинку и интересных монстров. Здесь всего этого хватает — от пожирающего вырванные глаза из вазы Сэмюэла Л. Джексона до атаки развеселых скелетов ближе к финалу. Однако (и в этом еще одно отличие Бертона от дель Торо) режиссер мастерски умеет страховаться при помощи блестяще собранного актерского состава.

Каждый из героев-подростков — готовая звезда и в первую очередь это касается, пожалуй, Эллы Пернелл, которая одновременно похожа на Мию Васиковску и Элль Фаннинг. Что касается старших товарищей, то тыл обеспечивает сборная из Стэмпа, Джуди Денч, Руперта Эверетта и молодого, но очень толкового Криса О'Дауда. Эта звездная сборная здесь будто бы и не нужна — у Денч примерно полторы реплики, а роль Эверетта сводится, в основном, к тому, чтобы смешно бегать и таращить глаза.

C другой стороны, концепции детского Хеллоуина избыточность совершенно не вредит — от возникающих ежеминутно новых и новых героев требуется только единство стиля, а с этим у авторов все в полном порядке.

Ну а главное, что венчает все это Ева Грин. Одна из лучших актрис своего поколения, она в последние годы не слишком часто мелькала на экране — вероятно потому, что ее актерские амбиции простираются несколько дальше важного умения красиво раздеться перед камерой. В случае с мисс Перегрин Грин и вовсе весь фильм ходит в глухом черном платье и с трубкой в зубах, что приносит ей явное наслаждение.

При этом эротический заряд от Евы исходит более сильный, чем от всего фильма «Мечтатели» целиком. Ханжи здесь наверняка возмутятся, но формирование образа женщины у юных зрителей — дело благородное, а родители порадуются и подавно.

 
Оцени статью:
1
2
3
4
5
Средний балл - 5 (оценок:3)